Книжный интернет магазин- - Художественная литература :: Дучич Й. "Граф Савва Владиславич. Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I"

Книжный интернет магазин-

Дучич Й. "Граф Савва Владиславич. Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I"

Художественная литература



Как купить книгу Дучич Й. "Граф Савва Владиславич. Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I"

Исторически выверенная книга о великом сподвижнике Петра Великого сербе Савве Владиславиче-Рагузинском, посвятившем всю свою жизнь служению России и освобождению собственного народа от турецкого ига.
книги на сайте *
самые популярные книги *
авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг
книги по музыке

Цена 250 руб.




Йован Дучич
Граф Савва Владиславич.
Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I

Пер. с сербского В.Н. Соколова
Санкт-Петербург, 2009
серия: Славянская кАРТа
Издательство: «Скифия»
304 стр. Твердый переплет
ISBN 978-5-903463-24-4
Тираж: 1000 экз.
петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина +i, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы +в россии, военная история россии, знаменитые сербы
Цена 250 руб.
ХОТИТЕ ДЕШЕВЛЕ?


Выдающийся сербский поэт Йован Дучич (1871 – 1943), потомок рода Владиславичей, в 1940 году написал книгу о Савве Владиславиче-Рагузинском, посвященную удивительной жизни своего предка, посвятившего всю свою жизнь освобождению собственного народа от турецкого ига, полагая, что свобода невозможна без помощи великой России.
Содержание книги основывается на многочисленных исторических свидетельствах и архивных документах той эпохи. Большое внимание автор уделил и личной трагедии Рагузинского, потерявшего всех своих детей.


Граф Савва Владиславич-Рагузинский


Граф Савва Лукич Рагузинский незаслуженно забыт нашими современниками. А между тем он был одним из ближайших сподвижников Петра Великого: дипломат, разведчик, экономист, талантливый предприниматель очень много сделал для России и Санкт-Петербурга в частности.

Его настоящее имя – Савва Владиславич. Православный серб, родившийся в 1660 (или 1668) году, он в конце XVII века был вынужден вместе с семьей бе-жать от турецких янычар в Дубровник (отсюда и его псевдоним – Рагузинский, ибо Дубровник в то время звался Рагузой).
Получив в Дубровнике, Италии и Франции отменное образование, он организовал собственное торговое предприятие в Константинополе, и вскоре предложил свои услуги российскому посольству, предоставив ему тексты секретных договоров Турции с западноевропейскими странами.
Во время первого визита в Россию (1702 г.) он передал Петру бесценные сведения о турецком флоте и портах Черного моря, за что был пожалован деньгами, особняком в Москве и правом беспошлинной торговли в России в течение века!
После этого Владиславич вернулся в Константинополь, где продолжил разведывательную деятельность в пользу России, однако в 1704 году под угрозой смертной казни был вынужден бежать из Турции. Перед этим он приобрел в подарок Петру на невольничьем рынке Константинополя «арапчонка» Ибрагима Ганнибала, подарив тем самым России великого Пушкина.

По возвращении в Россию Рагузинский активно участвует в укреплении эко-номики страны. В частности, по его инициативе была проведена первая отечественная инфляция, выразившаяся во введении разменной медной монеты.
Во время подготовки Полтавской битвы он участвует в снабжении российской армии, а также добывает сведения о том, что Османская империя не выступит на стороне Карла XII.
За это Петр наградил его тремя имениями, принадлежавшими ранее предателю Мазепе.
В 1711 году он выступает с инициативой Прутского похода, главная цель которого – освобождение славянских народов Балканского полуострова от турецкого ига. После неудачи похода он заключает с турками крайне вы-годный мир, позволивший России сохранить силы для дальнейшей борьбы.
После этого Петр направляет Рагузинского в Италию, где тот ведет переговоры с папой Климентом XI и попутно наблюдает за обучением русских художников, моряков и других специалистов, заказывает скульптуры для Летнего сада, отправляет в Петербург итальянских специалистов, редкостные строительные материалы, инструменты и приборы для мастерской Петра, а также получает в подарок от папы античную статую Венеры Таврической, ныне хранящейся в Эрмитаже.
После смерти папы Климента Рагузинский возвращается в Петербург, откуда вскоре после похорон Петра отправляется во главе большого посольства в Китай.
По пути он основывает город Троицкосавск (ныне Кяхта), организует регулярное бурятское казачье войско.
В результате тяжелых длительных переговоров с китайским императорским двором подписывает так называемый Кяхтинский договор, который не только определяет границу России и Китая, но и устанавливает правовые отношения между двумя империями, длившиеся полтора века.

По возвращении в Петербург Рагузинский становится действительным статским советником, кавалером ордена Святого Александра Невского, однако его постигает судьба многих «птенцов гнезда Петрова» – забвение и отставка от государственных дел.
Савва Рагузинский скончался в 1738 году на своей мызе Матокса (ныне деревня Матокса Всеволожского района). Бывшего блестящего дипломата и разведчика хоронят в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры, где он покоится и по сей день. На заупокойной службе присутствуют императрица Анна Иоанновна и великая княгиня Елизавета Петровна.
Тело графа покоится в головах могилы Суворова, однако надгробие могилы Рагузинского было утрачено еще во второй половине XIX века. В настоящее время ведутся работы по установлению в церкви мемориальной доски в память выдающегося деятеля Петровской эпохи.


СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ


_______________________

отрывки из книги:

из главы "Поход Петра Великого на Прут"



Между тем русский Сенат пришел к единодушному мнению, что мир на Пруте был заключен скоропалительно и что по этой причине следует начать новую войну против Турции. Причем немедля, уже весной 1712 года.
С этой целью царь Петр издал указ незамедлительно запастись провизией и амуницией в необходимых количествах. Лишь в последнее мгновение граф Петр Апраксин и фельдмаршал Шереметев сумели поколебать царя в его намерении. Потом явился из Азова и второй дядя царя, адмирал-генерал Федор Апраксин, который также голосовал против войны с султаном.
Наконец, призвали в Сенат и Савву Владиславича, специалиста по восточному вопросу, который согласился с мнением братьев Апраксиных: невозможно начать войну с Турцией, не завершив дела со Швецией. Сенат доложил об этом царю в форме своего окончательно сформулированного мнения по этому вопросу.
читать дальше

_______

из главы "Савва Владиславич, полномочный посол в Китае"



Китайские министры представили новый проект договора, по которому большая часть русской Сибири отторгалась от России. Состоялось еще семь встреч с упрямыми китайскими министрами, которые то угрожали русскому посланнику, то пытались подкупить его. Савва Владиславич, как он сам писал в Россию, ответил китайцам с «холодной гордостью», что он не предатель и потому не собирается подписывать договор в таком виде.
Тогда китайцы начали притеснять его, не выдавая ему и его свите никаких продуктов, кроме соленой воды, отчего многие разболелись. Упомянутый министр Цуньли Ямин угрожал Владиславичу расправиться с ним и его свитой как с врагами, сослать их на вечное поселение в пустыню. На это граф Савва Владиславич ответил, что не допустит этого, хотя бы и ценой собственной жизни, а русская императрица достаточно сильна, чтобы отомстить за издевательства над своим посланником.
На это китайцы ответили ему:
«Ты приехал сюда раздавать подарки, а не договариваться с китайцами. Забери свои подарки и возвращайся с пустыми руками».
Явившись на верховный совет китайских министров, Владиславич заявил:
«Российская империя дружбы богдыхана желает, но и недружбы не очень боится, будучи готова к тому и другому!»
— «Ты объявляешь нам войну!» — воскликнули китайцы. <...>
читать дальше

_______________________

Отрывок из книги "Хроника потерянного города. Сараевская трилогия" (автор - Мамо Капор)
из романа "Хранитель адреса"



Итак, я стоял перед блондинистой хранительницей храма литературы, желая только одного: погрузить лицо в будоражащее пространство меж ее грудей и остаться там навсегда, слизывая собственные соленые слезы. Но разве были у меня хоть какие-то шансы перед этой роскошной рубенсовой красотой, у меня, серого пугала со светлыми каштановыми волосами, смазанными ореховым маслом, с оттопыренными ушами (из-за которых я неоднократно подумывал о самоубийстве) и с тощими мускулами без всякого намека на мышцы? Все надежды я возлагал на «Чудо, случившееся с Бель Ами»; на рассказ, который в один прекрасный день распахнет передо мной объятия похожих, а может, и еще более прекрасных блондинок. Литературная священнослужительница жевала краюху свежего хлеба и куски зельца с промасленного листа бумаги, лежащего на стопке рукописей неудачников вроде меня, и ее покрытые красным, как кровь, лаком ногти подносили куски этой жирной пищи, похожей на пестрый мрамор, к накрашенным губам, напоминающим на белом лице свежую сладкую красную рану. Над верхней губой у нее была черная родинка с двумя волосками; чур, чур, чур. Ей предстояло решить, пропустить ли меня к великому жрецу, главному редактору «Будущего», чья значимость, как божественный свет, струилась сквозь мутные стекла двустворчатой двери, ведущей в чью-то довоенную, ныне конфискованную, столовую. И она смилостивилась... <...>
читать дальше

___________________


Если вас заинтересовала эта книга - рекомендуем обратить внимание:

Всеволодов Р., Лукин Е., Капор М. "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ: "Немецкая девушка", "Танки на Москву", "Смерть? Это не больно!"
Сборник повестей и рассказов о трех войнах.
Повесть «Немецкая девушка» показывает тихий ужас опустошенных территорий. Состояние войны не только снаружи, но и в душе каждого человека. Маленькие рассказы, из которых состоит произведение, написаны современным языком, позволяющим почувствовать реальный запах войны.
Повесть «Танки на Москву» отображает чеченскую кампанию без громких слов и морализаторства. Столкновение со смертью — как проверка человечности...
Сборник рассказов выдающегося сербского писателя Момо Капора — о боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Автор, не расставляя акцентов, просто фиксирует события и истории; получается пронзительная картина жизни современного человека в абсурдной нелогичной атмосфере войны.
узнать подробности и купить эту книгу

____________

Мамо Капор "Сараевская трилогия: Хроника потерянного города"
Впервые на русском языке три романа "сараевской серии" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя,
чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

_________________________



Полезное:

Издательство "Скифия" - издание книг и научных публикаций. Ищем авторов | контакты

книги по искусству

Наши друзья в интернете:



О Сербии на русском языке: политика, культура, история, новости

На этой странице: петр 1, петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина 2, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы в россии, военная история россии, знаменитые сербы
[PageBreak]
книги на сайте *
самые популярные книги *
авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг
книги по музыке

Цена 250 руб.



Йован Дучич
Граф Савва Владиславич.
Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I

Пер. с сербского В.Н. Соколова
Санкт-Петербург, 2009
серия: Славянская кАРТа
Издательство: «Скифия»
304 стр. Твердый переплет
ISBN 978-5-903463-24-4
Тираж: 1000 экз.
петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина i, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы в россии, военная история россии, знаменитые сербы
Цена 250 руб.
ХОТИТЕ ДЕШЕВЛЕ?


отрывок из книги
из главы о Китае



<...> Китайские делегаты оказались очень требовательными. Они объявили, что монгольская территория простирается до Тобольска, а затем до Байкала и до реки Ангары, и требовали провести границу по этой линии. Они насчитали на территории России 6 тыс. беглых подданных.

Наконец после двадцати двух заседаний китайцы согласились с тем, чтобы обе империи оставили за собой те территории, которыми они владеют, не отдавая и не присваивая новых земель. Однако два дня спустя китайские министры известили Владиславича, что они согласились на это от своего имени, и потому эти решения не являются обязательными.
Китайский император не принимает точку зрения своих министров, потому что монгольские князья не разрешили ему уступать свои земли Российской империи, которая и без того захватила многие их территории.

Китайские министры представили новый проект договора, по которому большая часть русской Сибири отторгалась от России. Состоялось еще семь встреч с упрямыми китайскими министрами, которые то угрожали русскому посланнику, то пытались подкупить его.
Савва Владиславич, как он сам писал в Россию, ответил китайцам с «холодной гордостью», что он не предатель и потому не собирается подписывать договор в таком виде.

Тогда китайцы начали притеснять его, не выдавая ему и его свите никаких продуктов, кроме соленой воды, отчего многие разболелись. Упомянутый министр Цуньли Ямин угрожал Владиславичу расправиться с ним и его свитой как с врагами, сослать их на вечное поселение в пустыню.
На это граф Савва Владиславич ответил, что не допустит этого, хотя бы и ценой собственной жизни, а русская императрица достаточно сильна, чтобы отомстить за издевательства над своим посланником.
На это китайцы ответили ему:
«Ты приехал сюда раздавать подарки, а не договариваться с китайцами. Забери свои подарки и возвращайся с пустыми руками».

Явившись на верховный совет китайских министров, Владиславич заявил:
«Российская империя дружбы богдыхана желает, но и недружбы не очень боится, будучи готова к тому и другому!»
— «Ты объявляешь нам войну!»
— воскликнули китайцы.
Владиславич отвечал:
«Войну объявить указу не имею. Но если вы Российской империи не дадите удовлетворения и со мною не обновите мира праведно, то с вашей стороны мир нарушен, и, если что потом произойдет противно и непорядочно, Богу и людям, будет ответчик тот, кто правде противится».
Тогда китайцы потребовали от Владиславича представить собственный проект договора с тем чтобы передать его императору.
Говорят, что тот перечитал его несколько раз и решил вообще ничего не заключать в Пекине и не вести здесь никаких переговоров, поскольку им сильно мешали монгольские князья, а перенести переговоры на границу и там обо всем договориться с Владиславичем.


Владиславич сообщал своему правительству:
Я более жил за честным караулом, чем вольным послом.
Как можно видеть из всех их поступков, они войны сильно боятся, но от гордости и лукавства не отступают; а такого непостоянства от рождения моего я ни в каком народе не видал, воистину никакого резону человеческого не имеют, кроме трусости, и если б граница вашего императорского величества была в добром порядке, то все б можно делать по-своему; но, видя границу отворену и всю Сибирь без единой крепости и видя, что русские часто к ним посольство посылают, китайцы пуще гордятся, и, что ни делают, все из боязни войны, а не от любви.

В мою бытность в Пекине имел я письменные сношения с тамошними иезуитами и многие известия чрез них получил; они очень усердствовали, однако могли оказать мало помощи, потому что сами терпят большие притеснения от нынешнего богдыхана; некоторые бояре китайские, которые приняли было римскую веру, казнены за это, и всякая религия, кроме китайской, подвержена гонению, поэтому преосвященному Кульчицкому, хотя и договор заключится, в Пекине быть нельзя.

Государство Китайское вовсе не так сильно, как думают и как многие историки их возвышают; я имею подлинные известия о их состоянии и силах, как морских, так и сухопутных; нынешним ханом никто не до волен, потому что действительно хуже римского Нерона государство свое притесняет и уже несколько тысяч людей казнил, а несколько миллионов ограбил; из двадцати четырех его братьев только трое пользуются его доверием, прочие же одни казнены, а другие находятся в жестоком заключении; в народе нет ни крепости, ни разума, ни храбрости, только многолюдство и чрезмерное богатство, и как Китай начался, столько золота и серебра в казне не было, как теперь, а народ помирает с голоду; народ малодушный, как жиды; хан тешится сребролюбием и домашними чрезмерными забавами, никто из министров не смеет говорить правду, почти все старые министры отставлены, как военные, так и гражданские; на их местах молодые, которые тешат хана полезными репортами и беспрестанною стрельбою, пушечною и ружейною, будто для воинских упражнений, а более для устрашения народа и ханских родственников, чтоб не бунтовали.

…Перед отъездом моим из Пекина я завел цифирную переписку с французским иезуитом патером Парени, который пользовался большим расположением покойного хана, и хотя теперешний хан к нему не очень благоволит, однако часто его в совет призывают.

Этот патер нашел возможность установить тайную дружбу между мною и ханским тайным советником; я его одарил, и он обещал мне помогать в пограничных переговорах, которые я буду вести с китайскими министрами. <...>


______________________________


еще отрывки из книги:

из главы "Поход Петра Великого на Прут"



Между тем русский Сенат пришел к единодушному мнению, что мир на Пруте был заключен скоропалительно и что по этой причине следует начать новую войну против Турции. Причем немедля, уже весной 1712 года.
С этой целью царь Петр издал указ незамедлительно запастись провизией и амуницией в необходимых количествах. Лишь в последнее мгновение граф Петр Апраксин и фельдмаршал Шереметев сумели поколебать царя в его намерении. Потом явился из Азова и второй дядя царя, адмирал-генерал Федор Апраксин, который также голосовал против войны с султаном.
Наконец, призвали в Сенат и Савву Владиславича, специалиста по восточному вопросу, который согласился с мнением братьев Апраксиных: невозможно начать войну с Турцией, не завершив дела со Швецией. Сенат доложил об этом царю в форме своего окончательно сформулированного мнения по этому вопросу.
читать дальше

______________________________

библиотечка статей сайта:

Отрывок из книги "Хроника потерянного города. Сараевская трилогия" (автор - Мамо Капор)
из романа "Хранитель адреса"



Итак, я стоял перед блондинистой хранительницей храма литературы, желая только одного: погрузить лицо в будоражащее пространство меж ее грудей и остаться там навсегда, слизывая собственные соленые слезы. Но разве были у меня хоть какие-то шансы перед этой роскошной рубенсовой красотой, у меня, серого пугала со светлыми каштановыми волосами, смазанными ореховым маслом, с оттопыренными ушами (из-за которых я неоднократно подумывал о самоубийстве) и с тощими мускулами без всякого намека на мышцы? Все надежды я возлагал на «Чудо, случившееся с Бель Ами»; на рассказ, который в один прекрасный день распахнет передо мной объятия похожих, а может, и еще более прекрасных блондинок. Литературная священнослужительница жевала краюху свежего хлеба и куски зельца с промасленного листа бумаги, лежащего на стопке рукописей неудачников вроде меня, и ее покрытые красным, как кровь, лаком ногти подносили куски этой жирной пищи, похожей на пестрый мрамор, к накрашенным губам, напоминающим на белом лице свежую сладкую красную рану. Над верхней губой у нее была черная родинка с двумя волосками; чур, чур, чур. Ей предстояло решить, пропустить ли меня к великому жрецу, главному редактору «Будущего», чья значимость, как божественный свет, струилась сквозь мутные стекла двустворчатой двери, ведущей в чью-то довоенную, ныне конфискованную, столовую. И она смилостивилась... <...>
читать дальше

_____________

Отрывок из книги "Хроника потерянного города. Сараевская трилогия" (автор - Мамо Капор)
из романа "Последний рейс на Сараево"



Вслушиваясь в позвякивание кубиков льда в стакане, Боб спрашивал себя, в чем он так согрешил перед Богом, что этот город, словно злой рок, всю жизнь преследует его? Одно только его название, записанное в паспорте на видном месте, с начала войны вызывало сильные подозрения на всех пограничных и таможенных пунктах. Его изолировали от прочих членов экипажа, словно он преступник, объявленный в международный розыск, и заставляли часами ожидать, пока на него отыщутся хоть какие-то сведения в компьютерных базах, как будто это он лично произвел судьбоносный выстрел во Франца Фердинанда.
Теперь счастье отвернулось от него! Не так давно он сам так же подозрительно приглядывался к жалким смуглым черноусым пассажирам, в паспортах которых стояло название несчастного города Бейрута... <...>
читать дальше

__________________

Всеволодов Р., Лукин Е., Капор М. "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ: "Немецкая девушка", "Танки на Москву", "Смерть? Это не больно!"
Сборник повестей и рассказов о трех войнах.
Повесть «Немецкая девушка» показывает тихий ужас опустошенных территорий. Состояние войны не только снаружи, но и в душе каждого человека. Маленькие рассказы, из которых состоит произведение, написаны современным языком, позволяющим почувствовать реальный запах войны.
Повесть «Танки на Москву» отображает чеченскую кампанию без громких слов и морализаторства. Столкновение со смертью — как проверка человечности...
Сборник рассказов выдающегося сербского писателя Момо Капора — о боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Автор, не расставляя акцентов, просто фиксирует события и истории; получается пронзительная картина жизни современного человека в абсурдной нелогичной атмосфере войны.
узнать подробности и купить эту книгу


Об авторах и произведениях книги "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ":

Роман Всеволодов - прозаик, драматург, автор книг "Гемофилия", "Мистика зеркал" и других, член Союза писателей России.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Р. Всеволодов "Немецкая девушка"

Когда я ходила в аптеку за лекарствами для Эльзы, встретила Лени с лыжами в руках. Я сразу поняла, куда она их несет. В эти дни объявлен сбор вещей для фронта. Лени говорит, что война скоро закончится. Она верит в наших солдат. Раньше мы катались на лыжах вместе с Лени.
– А ты уже сдала свои? – спросила она.
– Но... Эльза вырастет, будет кататься.
– Даже Кетрин Крац (наша олимпийская чемпионка) принесла свои лыжи для фронта, ты не слышала? А ты жалеешь, для наших солдат жалеешь?
Когда-то мы сидели за одной партой. Лени давно уже состоит в Союзе немецких девушек. А мой отец умер в лагере из-за антинацистских разговоров. Странно, что мы все еще подруги.
читать дальше
____________


Евгений Лукин - поэт, прозаик, переводчик, автор книг "По небу полуночи ангел летел", "Sol Oriens", "Пространство русского духа", "Философия капитана Лебядкина", "Lustgarten, сиречь вертоград царский" и других, член Союза писателей России, участник боевых действий на Кавказе.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Е. Лукин "Танки на Москву"

Елена Васильевна проснулась от непривычного шума. Выглянула в окошко – из ворот выезжал танк. За ним, прихрамывая, шел Хамид, помахивал крючковатой палкой – выгонял его, как скотину на выпас. Бронемашина остановилась напротив сарайчика, где жила Елена Васильевна. Из люка выбрался боевик, прицепил к антенне зеленый флажок и, залезая обратно, пригрозил утренней тишине:
– Аллах акбар!
Танк взревел, двинулся к центру Грозного. Хамид подождал, пока утихнет гул двигателя. В задумчивости поковырял палкой колею, пропаханную траками. Возвращаясь, подозрительно оглянулся.
Елена Васильевна отпрянула от окошка:
– Господи, началось!
читать дальше
_________________________

Момо Капор - Родился в Сараево в 1937 г. Художник и писатель, автор около 30 романов, повестей, путевых заметок и эссе. Многие из его произведений стали бестселлерами, переведены на многие языки мира. Самые его известные романы «Притворщики», «Ада», «Зое», «Уна», «С семи до трёх» и других. Особое внимание в его творчестве заслуживают произведения о войне.
отрывок из книги "Три слова о войне".
М. Капор "Смерть? Это не больно!"

Стреляя, согласно приказа, по всему, что шевелится, два солдата ровно в полдень встретили на пыльной дороге сельскую ведьму.
По обеим сторонам дороги догорало подожженное село, сквозь которое только что прошла бронетанковая колонна.
За ней последовали поджигатели и грабители, а за ними – психопаты, каторжники и сумасшедшие, только что выпущенные с этой целью из тюрем и психиатрических больниц.
Вся в черных обносках, старуха походила на обгоревшую сороку.
Одна глазница у нее была пустой и белой, из нее изливался свет Млечного пути.
Это была самая знаменитая ведьма этих краев.
читать дальше


_________

Если вас заинтересовала эта книга - рекомендуем обратить внимание:


Мамо Капор "Сараевская трилогия: Хроника потерянного города"
Впервые на русском языке три романа "сараевской серии" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя,
чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

_________________________


Полезное:

Издательство "Скифия" - издание книг и научных публикаций. Ищем авторов | контакты

книги по искусству

На этой странице: петр 1, петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина +i, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы +в россии, военная история россии, знаменитые сербы
[PageBreak]
книги на сайте *
самые популярные книги *
авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг
книги по музыке

Цена 250 руб.




Йован Дучич
Граф Савва Владиславич.
Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I

Пер. с сербского В.Н. Соколова
Санкт-Петербург, 2009
серия: Славянская кАРТа
Издательство: «Скифия»
304 стр. Твердый переплет
ISBN 978-5-903463-24-4
Тираж: 1000 экз.
петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина i, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы в россии, военная история россии, знаменитые сербы
Цена 250 руб.
ХОТИТЕ ДЕШЕВЛЕ?


отрывок из книги
из главы "Поход Петра Великого на Прут"



Между тем русский Сенат пришел к единодушному мнению, что мир на Пруте был заключен скоропалительно и что по этой причине следует начать новую войну против Турции. Причем немедля, уже весной 1712 года.

С этой целью царь Петр издал указ незамедлительно запастись провизией и амуницией в необходимых количествах. Лишь в последнее мгновение граф Петр Апраксин и фельдмаршал Шереметев сумели поколебать царя в его намерении. Потом явился из Азова и второй дядя царя, адмирал-генерал Федор Апраксин, который также голосовал против войны с султаном.
Наконец, призвали в Сенат и Савву Владиславича, специалиста по восточному вопросу, который согласился с мнением братьев Апраксиных: невозможно начать войну с Турцией, не завершив дела со Швецией. Сенат доложил об этом царю в форме своего окончательно сформулированного мнения по этому вопросу.

В конце концов царь принял эту точку зрения. Правда, как утверждают многие, он согласился скрепя сердце, поскольку до самой смерти не отказывался от намерения начать войну с султаном и изгнать Турцию из Европы.
Тем не менее этот эпизод также показывает, как высоко ценилось мнение Саввы в самые судьбоносные моменты. Похоже, Савва Владиславич также надеялся, что война с Турцией начнется, как только закончится явно затянувшаяся война со Швецией. В 1715 году он встретился с владыкой Данилой, который прибыл в Москву вскоре после страшного нападения Кеприли-паши на Черногорию.
Владиславич и в этом случае выступил в роли автора новой гарамоты черногорцам, но, к сожалению, по тексту этой грамоты видно, что Россия рассталась с мыслью начать новую войну против Турции, и дело освобождения Сербии вновь угасло.

Ниже мы приводим текст письма Владиславича к черногорцам от имени русского царя. Этот текст важен для нас тем, что им завершаются дальнейшие попытки Саввы вновь подтолкнуть Россию к борьбе за освобождение Балкан.
Оно важно и тем, что с его помощью окончательно устанавливаются тесные дипломатические отношения Черногории и России, определяются размеры будущей помощи черногорскому князю и его стране, помощи, которая не прерывалась едва ли не до конца обеих монархий, России и Черногории.
Оба письма принадлежат перу Саввы Владиславича. Нетрудно заметить, что грамота, которую мы приводим ниже, не исключает ни новой войны с Турцией, ни обширной помощи Черногории с целью перевооружения, однако эти действия не рассчитаны на ближайшее время.

Божиею милостию мы, Петр Первый, царь и самодержец всероссийский и проч. и проч. и проч. преосвященным митрополитом, превосходительнейшим и почтеннейшим господам губернатором, капитаном, князем и воеводам, и всем христианом православно-греческого, такоже и римского исповедания духовного и мирского, чина в Сербии, Македонии, черногорцам и приморцам, герцеговцем, никшичам, баняном, пивляном, дробняком, гачаном, перебиняном, кучам, белопавличам, пипером, васейвичам, братоножичам, климентам, граховляном, руцинаном, поповляном, зубуем наше царского величества благоволение.
Понеже нам, великому государю, нашему царскому величеству известно, как в прошлом 1711 году, когда против нас салтан турецкий без всякие от нас данные причины войну начал, вы по нашему желанию и к вам писмянному напоминанию чрез полковника нашего Михайла Милорадовича и капитана Ивана Лукачевича от Подгорице, которые от них вручены преосвященному Даниилу Счепчевичу Негошу, который своею ревностию и вашею христианскою и ради единоверия и единоязычия с нами и подражая древние славы предков ваших словенского единоплеменного с вами народа, вооружившеся всенародно, показали воинские против того общего христианству неприятеля храбрые и славные действа, за что потом, когда тот салтан турецкий паки с нами мир возобновил, прислал в провинции ваши турецкие свои войска, которые многих из ваших народов порубили и мучительски умертвили, иных же по каторгам развезли, монастыри же и церкви пожгли и церковные утвари и ваши пожитки разграбили, о чем мы как из посторонних ведомостей, так и чрез присланных ваших ко двору нашему известилися и по христианской должности соболезнуем.
И повелели во всем нашем православном царствии в божиих церквах и монастырях за оных пострадавших за веру христианскую и венчавшихся мученическим венцем соборне бога молить и поминовение творить.
Вам же, в животе оставшимся ратоборцам, мы, великий государь, наше царское величество восхотели чрез сию нашу грамоту вам тот с начала оной войны ревностной по христианству и единоверию с нами подвиг и оказанные воинские действа всемилостивейше похвалить и за показанные в тот случай к нам, великому государю, и ко всему нашему империю вспоможения возблагодарить, и хотя за нынешнею долгопротяжною с еретиком королем швецким войною, на которую многие иждивения употреблять мы принуждены, дабы оную как наискоряе окончать, не можем мы по достоинству и по заслугам вашим вам награждения учинить; однако ж во знак нашия к вам милости посылаем ныне с преосвященным Даниилом Негушу Счепчевичем, митрополитом скендерийским и приморским чиноначальником вашим, 160 золотых персон наших да денег пять тысяч рублев на вспоможение разоренным людям и большей в той случай труд понесшим, да ему преосвященному митрополиту, на расплату долгов его в сем случае полученных и на созидание разоренных в митрополии его церквей и монастырей пять тысяч рублев.
А впредь, когда мы мир благополучный получим и от претяжких воинских иждивений освободимся, не оставим за вашy верную службу нашею царскою милостию вяще наградити. И понеже мы имеем ныне с салтаном турецким мир, и с нашей стороны желаем оной ненарушимо содержать. Сего ради советуем и вам иметь с ними мир, ежели ж бы оный паки на нас и на государство наше войну (чего в нынешнее время не чаем) всчал, и в таком случае желаем от вас паки по единоверию и единоязычию оружию нашему помощи и обнадеживаем вас всякою нашею царскою милостию и награждением, которая наша милость от вас всех никогда и впредь неотъемлема будет.
Впрочем, объявит нашу к вам милость бывшей здесь, при дворе нашем, преосвященный Даниил, митрополит скендерийский. Дан в царствующем нашем граде Санкт-Питербурхе лета от рождества Спасителя нашего 1715, июля в 9, государствования нашего 34.



_______________________

отрывки из книги:


из главы "Савва Владиславич, полномочный посол в Китае"



Китайские министры представили новый проект договора, по которому большая часть русской Сибири отторгалась от России. Состоялось еще семь встреч с упрямыми китайскими министрами, которые то угрожали русскому посланнику, то пытались подкупить его. Савва Владиславич, как он сам писал в Россию, ответил китайцам с «холодной гордостью», что он не предатель и потому не собирается подписывать договор в таком виде.
Тогда китайцы начали притеснять его, не выдавая ему и его свите никаких продуктов, кроме соленой воды, отчего многие разболелись. Упомянутый министр Цуньли Ямин угрожал Владиславичу расправиться с ним и его свитой как с врагами, сослать их на вечное поселение в пустыню. На это граф Савва Владиславич ответил, что не допустит этого, хотя бы и ценой собственной жизни, а русская императрица достаточно сильна, чтобы отомстить за издевательства над своим посланником. <...>
читать дальше

______________________________

библиотечка статей сайта:

Отрывок из книги "Хроника потерянного города. Сараевская трилогия" (автор - Мамо Капор)
из романа "Хранитель адреса"



Итак, я стоял перед блондинистой хранительницей храма литературы, желая только одного: погрузить лицо в будоражащее пространство меж ее грудей и остаться там навсегда, слизывая собственные соленые слезы. Но разве были у меня хоть какие-то шансы перед этой роскошной рубенсовой красотой, у меня, серого пугала со светлыми каштановыми волосами, смазанными ореховым маслом, с оттопыренными ушами (из-за которых я неоднократно подумывал о самоубийстве) и с тощими мускулами без всякого намека на мышцы? Все надежды я возлагал на «Чудо, случившееся с Бель Ами»; на рассказ, который в один прекрасный день распахнет передо мной объятия похожих, а может, и еще более прекрасных блондинок. Литературная священнослужительница жевала краюху свежего хлеба и куски зельца с промасленного листа бумаги, лежащего на стопке рукописей неудачников вроде меня, и ее покрытые красным, как кровь, лаком ногти подносили куски этой жирной пищи, похожей на пестрый мрамор, к накрашенным губам, напоминающим на белом лице свежую сладкую красную рану. Над верхней губой у нее была черная родинка с двумя волосками; чур, чур, чур. <...>
читать дальше

_____________


Отрывок из книги "Хроника потерянного города. Сараевская трилогия" (автор - Мамо Капор)
из романа "Последний рейс на Сараево"



Вслушиваясь в позвякивание кубиков льда в стакане, Боб спрашивал себя, в чем он так согрешил перед Богом, что этот город, словно злой рок, всю жизнь преследует его? Одно только его название, записанное в паспорте на видном месте, с начала войны вызывало сильные подозрения на всех пограничных и таможенных пунктах. Его изолировали от прочих членов экипажа, словно он преступник, объявленный в международный розыск, и заставляли часами ожидать, пока на него отыщутся хоть какие-то сведения в компьютерных базах, как будто это он лично произвел судьбоносный выстрел во Франца Фердинанда.
Теперь счастье отвернулось от него! Не так давно он сам так же подозрительно приглядывался к жалким смуглым черноусым пассажирам, в паспортах которых стояло название несчастного города Бейрута... <...>
читать дальше

__________


Если вас заинтересовала эта книга - рекомендуем обратить внимание:

Мамо Капор "Сараевская трилогия: Хроника потерянного города"
Впервые на русском языке три романа "сараевской серии" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

_________________________


Всеволодов Р., Лукин Е., Капор М. "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ: "Немецкая девушка", "Танки на Москву", "Смерть? Это не больно!"
Сборник повестей и рассказов о трех войнах.
Повесть «Немецкая девушка» показывает тихий ужас опустошенных территорий. Состояние войны не только снаружи, но и в душе каждого человека. Маленькие рассказы, из которых состоит произведение, написаны современным языком, позволяющим почувствовать реальный запах войны.
Повесть «Танки на Москву» отображает чеченскую кампанию без громких слов и морализаторства. Столкновение со смертью — как проверка человечности...
Сборник рассказов выдающегося сербского писателя Момо Капора — о боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Автор, не расставляя акцентов, просто фиксирует события и истории; получается пронзительная картина жизни современного человека в абсурдной нелогичной атмосфере войны.
узнать подробности и купить эту книгу

Об авторах и произведениях книги "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ":

Роман Всеволодов - прозаик, драматург, автор книг "Гемофилия", "Мистика зеркал" и других, член Союза писателей России.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Р. Всеволодов "Немецкая девушка"

Когда я ходила в аптеку за лекарствами для Эльзы, встретила Лени с лыжами в руках. Я сразу поняла, куда она их несет. В эти дни объявлен сбор вещей для фронта. Лени говорит, что война скоро закончится. Она верит в наших солдат. Раньше мы катались на лыжах вместе с Лени.
– А ты уже сдала свои? – спросила она.
– Но... Эльза вырастет, будет кататься.
– Даже Кетрин Крац (наша олимпийская чемпионка) принесла свои лыжи для фронта, ты не слышала? А ты жалеешь, для наших солдат жалеешь?
Когда-то мы сидели за одной партой. Лени давно уже состоит в Союзе немецких девушек. А мой отец умер в лагере из-за антинацистских разговоров. Странно, что мы все еще подруги.
читать дальше
____________

Евгений Лукин - поэт, прозаик, переводчик, автор книг "По небу полуночи ангел летел", "Sol Oriens", "Пространство русского духа", "Философия капитана Лебядкина", "Lustgarten, сиречь вертоград царский" и других, член Союза писателей России, участник боевых действий на Кавказе.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Е. Лукин "Танки на Москву"

Елена Васильевна проснулась от непривычного шума. Выглянула в окошко – из ворот выезжал танк. За ним, прихрамывая, шел Хамид, помахивал крючковатой палкой – выгонял его, как скотину на выпас. Бронемашина остановилась напротив сарайчика, где жила Елена Васильевна. Из люка выбрался боевик, прицепил к антенне зеленый флажок и, залезая обратно, пригрозил утренней тишине:
– Аллах акбар!
Танк взревел, двинулся к центру Грозного. Хамид подождал, пока утихнет гул двигателя. В задумчивости поковырял палкой колею, пропаханную траками. Возвращаясь, подозрительно оглянулся.
Елена Васильевна отпрянула от окошка:
– Господи, началось!
читать дальше
_________________________

Момо Капор - Родился в Сараево в 1937 г. Художник и писатель, автор около 30 романов, повестей, путевых заметок и эссе. Многие из его произведений стали бестселлерами, переведены на многие языки мира. Самые его известные романы «Притворщики», «Ада», «Зое», «Уна», «С семи до трёх» и других. Особое внимание в его творчестве заслуживают произведения о войне.
отрывок из книги "Три слова о войне".
М. Капор "Смерть? Это не больно!"

Стреляя, согласно приказа, по всему, что шевелится, два солдата ровно в полдень встретили на пыльной дороге сельскую ведьму.
По обеим сторонам дороги догорало подожженное село, сквозь которое только что прошла бронетанковая колонна.
За ней последовали поджигатели и грабители, а за ними – психопаты, каторжники и сумасшедшие, только что выпущенные с этой целью из тюрем и психиатрических больниц.
Вся в черных обносках, старуха походила на обгоревшую сороку.
Одна глазница у нее была пустой и белой, из нее изливался свет Млечного пути.
Это была самая знаменитая ведьма этих краев.
читать дальше


На этой странице: петр 1, петр первый, екатерина великая, петр великий, екатерина i, история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы в россии, военная история россии, знаменитые сербы
[PageBreak]
книги на сайте *
самые популярные книги *
авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг
книги по музыке

Цена 250 руб.



Йован Дучич
Граф Савва Владиславич.
Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I

Пер. с сербского В.Н. Соколова
Санкт-Петербург, 2009
серия: Славянская кАРТа
Издательство: «Скифия»
304 стр. Твердый переплет
ISBN 978-5-903463-24-4
Тираж: 1000 экз.
история сербии, реформы петра великого, история сербов, история дипломатии, сербы в россии, военная история россии, знаменитые сербы
Цена 250 руб.
ХОТИТЕ ДЕШЕВЛЕ?

Содержание книги:

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11

ГЛАВА I.

ПРЕДАНИЯ О РОДЕ ВЛАДИСЛАВИЧЕЙ . . . . . . . . . . . 15
1. Происхождение Владиславичей и их роль. – Владиславичи и Ченгичи.
2. Различные версии, согласующиеся с историческими сведениями.
3. Сербские герцеговинские властители в XVI веке.
– Владиславичи в Венеции и Дубровнике.
– Сведения о семье Владиславича в Дубровницком архиве.


ГЛАВА II.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ В ДУБРОВНИКЕ . . . . . . . . . 52
1. Версия о переселении Луки Владиславича, отца Саввы, из Герцеговины в Дубровник.
2. Отношения братьев Дуки и Саввы Владиславичей с Сенатом Дубровника.
3. Дука Владиславич и дед Руджеро Бошковича.
4. Дубровник во времена Саввы Владиславича.
5. Дубровник во время Морейской войны 1683–1698 гг.


ГЛАВА III.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ В ЦАРЬГРАДЕ . . . . . . . . . . . 72
1. Первые годы Саввы Владиславича в Царьграде и возникновение псевдонима «Рагузинский».
2. Связь Саввы Владиславича с русским посольством в Царьграде.
3. Иерусалимский патриарх Досифей и Савва Владиславич.
4. Савва Владиславич и русский посланник в Высокой Порте.
5. Свержение султана Мустафы II и воцарение Ахмеда III. Отъезд Саввы в Россию.


ГЛАВА IV.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ В МОСКВЕ (I) . . . . . . . . . . . 91
1. Первые годы Саввы Владиславича в России.
– Встреча Владиславича с Петром Великим.
2. Царь поручает Владиславичу миссию в Царьграде.
– Обстановка в Царьграде перед Прутским походом.
– О личности Саввы.
3. Савва Владиславич и прадед Пушкина, негр Ганнибал.
4. Победа русских над Карлом XII под Полтавой, роль Саввы Владиславича в ней.

ГЛАВА V.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ В МОСКВЕ (II) . . . . . . . . . . 115
1. Савва Владиславич впервые ставит так называемый восточный вопрос.
2. Савва Владиславич и сербы в России.
3. Дело адмирала Матии Змаевича.
4. Савва Владиславич как русский финансист; сбалансирование государственного бюджета.
5. Подготовка русских к походу на Прут, роль Владиславича в этой подготовке.


ГЛАВА VI.

ПОХОД ПЕТРА ВЕЛИКОГО НА ПРУТ . . . . . . . . . . . . . . 141
1. Переговоры Саввы Владиславича с молдавским князем Кантемиром.
2. Сербское освободительное восстание 1711 года под руководством полковника Милорадовича и владыки Данилы I.
3. Фельдмаршал Борис Шереметев форсирует Днестр.
4. Царь Петр Великий в Яссах.
5. Мирные переговоры с Турцией и участие в них Саввы Владиславича.
6. Поражение и подписание мира.


ГЛАВА VII.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ В ИТАЛИИ И ДУБРОВНИКЕ. 1716-1722 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
1. Савва Владиславич приезжает в Дубровник из России.
– Попытка построить православный собор в городе Святого Влаха.
2. Савва Владиславич в Венеции.
– Женитьба Саввы Владиславича.
– Семья патрицианки Вирджинии Тревизан.
3. Савва Владиславич, русский посланник у папы Климента XI.
4. Савва Владиславич, венецианский патриций.


ГЛАВА VIII.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ ИЗ ИТАЛИИ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 234
1. Семья Владиславича в России.
2. Графиня Владиславич в Москве и в Петербурге.
3. Император – крестный отец Анны, дочери Саввы.
4. Иллирийский граф и венецианский патриций, Савва Владиславич получает и русский графский титул.
5. Савва Владиславич как литератор.


ГЛАВА IX.

САВВА ВЛАДИСЛАВИЧ, ПОЛНОМОЧНЫЙ ПОСОЛ В КИТАЕ . . . . . . . . . . . . . . 257
1. Отъезд Саввы Владиславича из Петербурга в Китай.
– Владиславич в пути по Сибири и в Пекине.
2. Китайский император принимает Владиславича.
– Его описания Сибири и сообщения о Китае.
– Сложности подписания договора и поведение Владиславича.
3. Владиславич во время пребывания в Сибири закладывает город Троицкосавск и крепость Новотроицк, а в ней – церковь в память святого Саввы Неманича.
4. Владиславич впервые определяет границу между Россией и Китаем.
– Значение первого, Буринского договора.
– Савва Владиславич в китайской истории.


ГЛАВА X.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ САВВЫ ВЛАДИСЛАВИЧА . . . . 285
1. Семейные драмы Саввы Владиславича.
2. Болезнь и смерть Саввы Владиславича.
3. Графиня Вирджиния Владиславич вновь в Венеции.
– Ее второй брак.
– Ее смерть.

___________

Если вас заинтересовала эта книга - рекомендуем обратить внимание:


Всеволодов Р., Лукин Е., Капор М. "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ: "Немецкая девушка", "Танки на Москву", "Смерть? Это не больно!"
Сборник повестей и рассказов о трех войнах.
Повесть «Немецкая девушка» показывает тихий ужас опустошенных территорий. Состояние войны не только снаружи, но и в душе каждого человека. Маленькие рассказы, из которых состоит произведение, написаны современным языком, позволяющим почувствовать реальный запах войны.
Повесть «Танки на Москву» отображает чеченскую кампанию без громких слов и морализаторства. Столкновение со смертью — как проверка человечности...
Сборник рассказов выдающегося сербского писателя Момо Капора — о боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Автор, не расставляя акцентов, просто фиксирует события и истории; получается пронзительная картина жизни современного человека в абсурдной нелогичной атмосфере войны.
узнать подробности и купить эту книгу

Об авторах и произведениях книги "ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ":

Роман Всеволодов - прозаик, драматург, автор книг "Гемофилия", "Мистика зеркал" и других, член Союза писателей России.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Р. Всеволодов "Немецкая девушка"

Когда я ходила в аптеку за лекарствами для Эльзы, встретила Лени с лыжами в руках. Я сразу поняла, куда она их несет. В эти дни объявлен сбор вещей для фронта. Лени говорит, что война скоро закончится. Она верит в наших солдат. Раньше мы катались на лыжах вместе с Лени.
– А ты уже сдала свои? – спросила она.
– Но... Эльза вырастет, будет кататься.
– Даже Кетрин Крац (наша олимпийская чемпионка) принесла свои лыжи для фронта, ты не слышала? А ты жалеешь, для наших солдат жалеешь?
Когда-то мы сидели за одной партой. Лени давно уже состоит в Союзе немецких девушек. А мой отец умер в лагере из-за антинацистских разговоров. Странно, что мы все еще подруги.
читать дальше
____________

Евгений Лукин - поэт, прозаик, переводчик, автор книг "По небу полуночи ангел летел", "Sol Oriens", "Пространство русского духа", "Философия капитана Лебядкина", "Lustgarten, сиречь вертоград царский" и других, член Союза писателей России, участник боевых действий на Кавказе.
отрывок из книги "Три слова о войне".
Е. Лукин "Танки на Москву"

Елена Васильевна проснулась от непривычного шума. Выглянула в окошко – из ворот выезжал танк. За ним, прихрамывая, шел Хамид, помахивал крючковатой палкой – выгонял его, как скотину на выпас. Бронемашина остановилась напротив сарайчика, где жила Елена Васильевна. Из люка выбрался боевик, прицепил к антенне зеленый флажок и, залезая обратно, пригрозил утренней тишине:
– Аллах акбар!
Танк взревел, двинулся к центру Грозного. Хамид подождал, пока утихнет гул двигателя. В задумчивости поковырял палкой колею, пропаханную траками. Возвращаясь, подозрительно оглянулся.
Елена Васильевна отпрянула от окошка:
– Господи, началось!
читать дальше
_________________________

Момо Капор - Родился в Сараево в 1937 г. Художник и писатель, автор около 30 романов, повестей, путевых заметок и эссе. Многие из его произведений стали бестселлерами, переведены на многие языки мира. Самые его известные романы «Притворщики», «Ада», «Зое», «Уна», «С семи до трёх» и других. Особое внимание в его творчестве заслуживают произведения о войне.
отрывок из книги "Три слова о войне".
М. Капор "Смерть? Это не больно!"

Стреляя, согласно приказа, по всему, что шевелится, два солдата ровно в полдень встретили на пыльной дороге сельскую ведьму.
По обеим сторонам дороги догорало подожженное село, сквозь которое только что прошла бронетанковая колонна.
За ней последовали поджигатели и грабители, а за ними – психопаты, каторжники и сумасшедшие, только что выпущенные с этой целью из тюрем и психиатрических больниц.
Вся в черных обносках, старуха походила на обгоревшую сороку. Одна глазница у нее была пустой и белой, из нее изливался свет Млечного пути.
Это была самая знаменитая ведьма этих краев.
читать дальше


Это статья была распечатана с сайта PiterBooks.ru и доступна по адресу:: http://piterbooks.ru/read.php?sname=hudozh&articlealias=raguzinsky

© Книжный интернет магазин-

разработка логотипа

издание книги