Книжный интернет магазин
КНИГИ ПО ПЕТЕРБУРГУ и ВСЕЙ РОССИИ
издание книг
где купить книгу
Прайс на книги

  • Музыка
  • История
  • Психология, педагогика, менеджмент
  • Филология, гуманитарные дисциплины
  • Книги для детей
  • Искусствоведение, реставрация
  • Лошади, коневодство
  • Спорт, увлечения, хобби, досуг
  • Художественная литература
  • Медицина
  • DVD в подарок
  • Наука и техника, бизнес
  • Книжные новости
  • Редкая музыка: mp-3, биографии, информация, тексты



  • Хотите получать наши новости

    доставка книг КОГДА МНЕ ДОСТАВЯТ КНИГУ?
    Обычно доставка осуществляется за несколько дней.
    При единовременном заказе нескольких книг стоимость доставки существенно уменьшается ... подробнее


    церковный раскол
    Падение Третьего Рима

    история старообрядчества


    последствия церковной реформы никона


    Реформы патриарха Никона
    в нетрадиционном ракурсе




    Момо Капор


    Зигмунд Фрейд

    Психоанализ Зигмунда Фрейда
    Зигмунд Фрейд. Полное собрание сочинений
    Полное собрание сочинений Фрейда
    7 ТОМОВ

    СКИДКА на 7 томов полного собрания сочинений Фрейда!

    _________________________

    ИСТОРИЯ СТАРОЙ КВАРТИРЫ

    ВЕЩИ НЕ ЛГУТ
    - 100 лет в истории одной семьи

    Эта книга недетский
    разговор про историю нашей страны.
    Через маленькие трагедии и радости обычных людей.
    Через вещи, забытые на пыльных антресолях.
    Каждая страница - это целая эпоха, со своими маленькими радостям и печалями, и главным персонажем этой книги является время.
    История старой квартиры. Анна Десницкая, Александра Литвина

    Книга года для детей

    и взрослых
    подробнее

    Штурм Грозного

    Штурм Грозного

    ИСТОРИЯ РОССИИ И ЧЕЧНИ


    _________________________

    УПРАВЛЕНИЕ
    МИРОВОЗЗРЕНИЕМ

    концепция развитого социализма
    Развитый социализм, зрелый капитализм
    и грядущая глобализация

    глазами русского инженера

    психология манипуляции



    _________________________

    питерский
    БИТНИК

    битники субкультура
    Она - всегда на грани существования.
    Экзистенция.
    От бомжового музыканта у метро
    до Элвиса.
    Нужно только
    выйти на своей остановке.
    Вместе.


    книга рок
    книга рок

    Каталог
    джазовых
    книг

    Все книги о джазе

    ДЖАЗОВАЯ
    БИБЛИОТЕКА
    Самые важные
    книги о джазе

    на русском языке


    Современная поэзия

    Издательство ищет авторов

    издание поэзии



    У нас лучшая цена на книги в интернете!

    Не верите? сравните цены в других интернет магазинах!
       
      на Озоне         на Read.ru




    НАШИ ДРУЗЬЯ
    История. Книги по Египту и Месопотамии

    Книжные шкафы, библиотеки Отличный вариант для ваших книг

    Художественная литература

    Четыре шага в бреду: Французская маргинальная проза первой половины XX в.

    "Четыре шага в бреду" - очень любопытная антология более чем эротических текстов знаменитых французских писателей Луи Арагона (1897-1982), Жоржа Батая (1897-1962), Пьера Луиса (1870-1925) и Жана Жене (1910-1986).

    купить Четыре шага в бреду: Французская маргинальная проза первой половины XX в.


    книги на сайте *
    самые популярные книги * джазовая музыка *
    книги издательства"СКИФИЯ" *


    Из рецензий

    ЕЛЕНА ГАЛЬЦОВА

    Четыре шага в бреду
    Луи Арагон "Лоно Ирены", Жорж Батай "История глаза", Пьер Луис "Дамский остров", Жан Жене "Кэрель"


    Пер., сост., предисл. Маруси Климовой и Вячеслава Кондратовича.



    "Четыре шага в бреду" - очень любопытная антология эротических текстов знаменитых французских писателей Луи Арагона (1897-1982), Жоржа Батая (1897-1962), Пьера Луиса (1870-1925) и Жана Жене (1910-1986). К моменту выхода книги каждое из этих произведений уже было в том или ином виде, в том или ином переводе известно российскому читателю. И по питерским публикациям М. Климовой и В. Кондратовича в "Митином Журнале" (№ 57 и 58, 1999) повестей "Пизда Ирены", "Дамский остров" и "История глаза", и по книге Жана Жене "Кэрель", вышедшей в 1995 году в издательстве "ИНАПРЕСС" (пер. Т. Кондратович). И по московским книгам тоже, где были представлены дру-гие переводы: по "Антологии французского сюрреализма" (изд-во "ГИТИС"), где в 1994 году была опубликована "Защита бесконечности. Ирен", и по сборнику прозы Батая "Ненависть к поэзии" (1999, изд-во "Ладомир"), где вышла "История глаза". Издание, а точнее переиздание, этих текстов под одной обложкой свидетельствует о неослабевающем интересе к французской культуре во всем ее разнообразии. В Москве книга пользуется успехом и даже удостоена чести продаваться с книжных лотков. И причина кроется не в запоздалом разгуле российской сексуальной революции, но, скорее, в грамотной издательской стратегии, рассчитанной на широкие читательские массы: дайджест, подобный "Четырем шагам в бреду", был бы раскуплен и в Париже, в отличие от полных собраний сочинений тех же авторов.
    Первые три небольшие повести - "Лоно Ирены", "История глаза" и "Дамский остров" - оказались удивительным образом связаны между собой в истории сюрреалистической и около-сюрреалистической литературы. Их точкой пересечения был 1928 год - время публикации экстравагантно-откровенной анкеты "Исследования сексуальности", предпринятой на страницах бретоновского журнала "Сюрреалистическая революция"; а также время выхода в свет повести Андре Бретона "Надя", где довольно целомудренный сюжет сочетался с рискованной эстетической декларацией "конвульсивной красоты"; и время написания совершенно "непечатного" хулиганского текста Бенжамена Пере "Разъяренные яйца" (опубл. лишь в 1954 году, с более корректным названием). Тогда-то Рене Боннель издает "Лоно Ирены" и "Историю глаза" с иллюстрациями одного и того же художника-сюрреалиста Андре Массона, разумеется, без упоминания имен авторов. Правда, необходимо сразу оговориться, что представленный в рецензируемой книге вариант "Истории глаза" - более позд-няя, измененная редакция1 и что "Дамский остров", опубликованный в 1928 году, - набросок романа, сделанный, по всей вероятности, еще в 1896 году, появился уже после смерти автора, который возможно и не пожелал бы, чтобы его напечатали в таком виде. Так в 1928 го-ду подводилась черта под многолетними усилиями символистов и авангардистов по реабилитации и разработке "эро-тической" литературы, за которыми стоял весь XIX век, прошедший "в постоянной оглядке" на книги "божественного маркиза" де Сада, которые, пусть "подпольно", оказали огромное влияние на развитие французской изящной словесности; а также заново открывший и переосмысливший творчество Франсуа Раб-ле, и в частности его гривуазную составляющую. Луис как раз принадлежит культуре конца XIX века, которая увлеченно выискивала в прошлом неведомые образцы неприличной литературы и старалась им подражать. Другим, и еще более непристойным, современником Луиса был Альфред Жарри, создатель знаменитого папаши Убю, а также опубликованных в начале века больших эротических романов из жизни античности "Мессалина" и "Сверх-самец". И Жарри, и Луис, с его романом "Афродита", были, как известно, кумирами французских сюрреалистов.
    Конечно же, "Лоно Ирены", "История глаза" и "Дам-ский остров" принадлежат эротическому, если не сказать прямо - порнографическому, жанру и могут быть самоценны именно в таком понимании, в чем мы совершенно согласны с авторами предисловия к книге "Четыре шага в бреду". И они тем более "читабельны" будучи порно-графией, созданной талантливыми писателями (а уж Арагона и Луиса можно безо всяких оговорок вообще отнести к "мастерам французской прозы"), которые обладают чувством формы и меры, - их короткие повести заканчиваются раньше, чем читатель начинает утомляться от описаний непристойных сцен. Но даже если стремиться к абсолютно непосредственному восприятию этих трех произведений (к чему нас призывают составители сборника), невозможно не заметить, что в каждом из них, в той или иной степени, проявляется рефлексия по поводу способа самого письма и его цели.
    В меньшей степени это касается Пьера Луиса, который оставил лишь набросок "Дамского острова", а не законченное произведение. Но тем не менее даже в этом наброске Луис, прославленный стилизатор "под сапфическую античность", продемонстрировал курьезнейшую пародию на "Сто двадцать дней Содома, или Школу либертинажа" маркиза де Сада.
    В большей степени рефлексивность проявляется у Арагона и Батая. Арагон создает "Лоно Ирены" одновременно с "Трактатом о стиле", в котором говорит об особой "телесности" письма, пользуясь традиционной метафорой виноделия (отсюда его знаменитое "топтать синтаксис"). При соблюдении канонов порнографического жанра Арагон постоянно сравнивает эротический и литературный способы самовыражения и подходит к осознанию того, что Батай назвал бы их "невозможным сопряжением". В итоге вместе с порно или вместо порно Арагон пишет глубоко выстраданное и в сущности лирическое произведение, которое было частью большого романа "Защита бесконечности", уничтоженного в 1927 году, когда сам автор был на грани самоубийства (именно это обстоятельство и дало возможность назвать московский перевод повести "За-щита бесконечности. Ирен", что позволило избежать передачи по-русски названия "Le Con d'Irene", поскольку матерное слово звучит слишком грубо, а "ло-но" - слишком слащаво и к тому же обозначает не совсем ту часть женского тела).
    Что касается "Истории глаза", то здесь, прежде всего, совершенно очевидна психоаналитическая установка, а зна-чит - возможность и даже необходимость понимания батаевских образов как символов, к чему автор прямо призывает в последней главе "Реминисценции". Но стоит ли верить Батаю?2 Нет, да и он вовсе не настаивает. Нам кажется, что он и сам не знает, как понимать "Историю глаза" - как порнографическое произведение в духе Сада, или как хулиганскую пародию на детскую литературу, или как свидетельство психоаналитического эксперимента. "История глаза" - произведение молодого Батая, это еще не тот Батай-философ, который вызывает обеспокоенность за судьбы человечества у М. Климовой и В. Кондратовича в предисловии, о чем мы еще скажем ниже. Батай одержим опасной игрой с самыми разными образами - с видимыми "картинками". И здесь нет еще основополагающего понимания эротизма как "внутреннего опыта". Но есть многообещающая смесь Эроса и Танатоса.
    Если бы в книге было только тексты Арагона, Батая и Луиса - "три шага в бреду" (напомним, что название сборника напоминает о знаменитом итало-французском киноцикле 1968 года "Три шага в бреду", в котором Федерико Феллини, Луи Малль и Роже Вадим инсценировали новеллы Эдгара По), - то она состоялась бы уже благодаря такому выигрышному набору авторов и произведений. "Кэрель" (1947) Жана Жене служит дополнительным, но немного тяжеловесным (роман занимает почти половину объема тома) украшением книги. Этот роман - итог первого периода творчества знаменитого писателя-гомосексуалиста, в котором, наверное, в самой большой степени, по сравнению с предшествующими романа-ми, проявилась нарочито эстетизирующая установка. Но эстетство Жене, в отличие, скажем, от эстества аристократа Оскара Уайльда или того же Пьера Луиса, социально "сниженно", в нем проявляется и характерная для сюрреалистов тяга к "дурному вкусу". Возможно, такие аргументы могут оправдать включение Жене в этот сборник французской прозы "первой половины ХХ века", как его обозначают составители, хотя, конечно, разделение века на две половины, по крайней мере в культуре Европы, связано со Второй мировой войной, а не с календарным 1950 го-дом, да и сам Жене, начавший писать в 30-е го-ды, стал значимой фигурой во французской литературе как раз после войны. К сожалению, это отнюдь не единственная "придирка" к создателям "Четырех шагов в бреду".
    Если состав книги представляется нам в высшей степени интересным, и переводы тоже вполне "читабельны", с некоторыми оговорками4, то вызывает недоумение предисловие, где Климова и Кондратович стремятся дать исторические ориентиры и разъяснить замысел всего тома. Ориентиры оказываются порой перепутаны. Например, Арагон был связан с сюрреалистами не только до встречи с Эльзой Триоле в 1928 году, в отличие от того, что пред-полагают авторы предисловия (см. с. 9), но и после, вплоть до 1932 года; они ошибаются, когда говорят, что в журнале "Сюрреалистическая революция" печаталась "Свобода или любовь" (ср. со с. 11), - этот текст Робера Десноса был написан в 1927 году, а опубликован лишь посмертно в 1962-м; и фигура Жене появляется вовсе не в середине 50-х (ср. с утверждением на с. 21), - он стал известен уже в 1943-1944 годах и достиг зенита славы "проклятого писателя" в 1947-м, а с 1952 года будет выходить его собрание сочинений в издательстве "Галлимар", но это уже честь, оказанная очень известному и модному в то время Жану Жене. К тому же обидно, что авторы предисловия полностью доверяют той легенде о писателе-уголовнике, которую создал о себе Жене и котора-я уже лет десять как развеяна благодаря изысканиям французских исследователей, и в особенности хранителям архива Жене Альбером Диши. Совершенно непонятно, что за "экзистенциальный" театр (с. 9) "основополагает" Же-не, - на худой конец, есть термин "экзистенциалистский" театр, но это не про Жене.
    Предисловию не хватает цельности. В нем иногда легко узнаются тексты фрагментарных просветительских преамбул к публикациям "Митиного Журнала". Но самое большое недоумение вызывают как раз те теоретические построения, касающиеся терминов "маргинальность" и "постмодернизм", которые должны были бы прояснить общий замысел книги.
    Начнем с пресловутой "маргинальности": вместо того чтобы внятно объяснить, что понятия центра и периферии в культуре ХХ века ведут себя не так, как прежде, и по большому счету вообще потеряли смысл, авторы преди-словия, опасаясь трюизмов, говорят о "переживании" "актуальности" как "маргинальности", которая оборачивалась в разные эпохи то "авангардностью", то анде-граундом (положения снизу), то аутсайдеством (положение сзади) (см. с. 5-6)… Эта изощренная логическая демонстрация больше напоминает эротические описания, а не анализ феноменов культуры. Впрочем, может быть, авторы предисловия к такому анализу и не стремились. Подобные рассуждения о маргинальности подводят к теме "классиков" и к проблеме их актуальности (с. 7-8), тем более, что они начинают ассоциироваться с "рутинной" литературой, которая на первых страницах предисловия была противопоставлена "маргинальной". И вот нако-- нец-то (с. 9) становится понятна цель титанических теоретизирований - это чтобы деликатно подготовить читателя к тому, что такие "классики", как Арагон, Батай, Луис и Жене, писали "маргинальную" порнографию. Но напомним, что Батай, когда принимался за литературу, ничего кроме эротических текстов и не умел писать, то же самое можно сказать и о романах Жене, которые все переполнены элементами гомосексуальной порнографии, а следовательно, можно ли считать "Историю глаза" и "Керэль" чем-то "маргинальным" (если все же согласиться с этим термином в понимании Климовой и Кондратовича). И "Дамский остров" Луиса не так уж и "маргинален" - еще при жизни Луис был знаменит своими эротическими стилизациями, а его "Дамский остров" разве что немного погрубее. Манипуляции со словами "маргинальный", "рутинный", "аутсайдер", "классик", "актуальность" и пр., к сожалению, не проясняют замысла авторов предисловия.
    Климова и Кондратович не любят постмодернизм, ярост-ная критика которого возникает в рассуждениях о Жорже Батае. Они словно позабыли о том, что их предмет - "История глаза", ранняя и очень близкая сюрреалистической эстетике повесть Батая, и ополчились вообще на "появившиеся у нас за последние несколько лет публикации Батая", которые "неизменно сопровождались обширными вступительными статьями и научными комментариями" (с. 13). Сам факт критического издания Батая кажется авторам предисловия возмутительным проявлением "постмодернистской" установки, как если бы предисловие и комментарий как жанр было исключительным изобретением постмодерна. И если все-таки записывать "Историю глаза" в постмодернизм, то почему бы не добавить туда же и "Лоно Ирены", и "Кэрель", и даже "Дамский остров" (с его характерной, хотя и невольной фрагментарностью)? Авторы предисловия полагают, что комментирование Батая спровоцировано страхом "разгерметизировать" (с. 18) постмодернистский текст и в ре-зультате обнаружить его пустоту. А нам кажется наоборот, что поиск множества смыслов свидетельствует вовсе не о "страхе", а о стремлении получить максимальное удовольствие от чтения текста и показать читателю возможный, но, разумеется, не единственный способ насладиться литературой. Совершенно непонятно, откуда Климова и Кондратович почерпнули, что пресловутая "смерть автора" (провозглашенная, если быть точными, Роланом Бартом в 1968 году) влечет за собой "смерть читателя" (с. 16), который должен умориться от скуки (с. 18)? Напомним, что Барт говорит об обратном эффекте: исчезновение божественной инстанции автора заставляет читателя максимально активизировать свое восприятие текста и стать, в свою очередь, "богом". И уж если авторы предисловия так ратуют за публикации Батая "в голом виде" - без критического аппарата, то зачем же сами взялись за довольно длинный и, в своем роде, тоже "уморительный" текст (с. 5-26)?
    Впрочем, как известно, предисловия пишутся для критиков и рецензентов. Поэтому книга "Четыре шага в бреду", несмотря на перечисленные недостатки, все же удалась. "Массово-интеллигентный" читатель не соскучится.

    1 О чем, к сожалению, составители не сказали с достаточной ясностью в предисловии.
    2 Разумеется, Батай лукавит. Здесь мы совершенно согласны с мнением авторов предисловия, которые пишут, что Батай не гений, а попросту авантюрист (с. 18).
    3 В итальянском прокате он шел под названием "Tre passi nel delirio", во французском - "Histoires extraordinaires", а российские авторы сборника предложили на обороте свой перевод своего оригинального названия на французский язык - "Quatre pas en dйlire".
    4 Мы не задавались целью проверить данные переводы на соответствие оригиналу, но бросаются в глаза некоторые стилистические "ляпы". Например, из "Дамского острова": "Она лишилась девственности в семь с половиной лет, и отметила своего 25000-го мужчину в 18 лет" (с. 191), или неуместная ассоциация с гимном советских пионеров - "Девиз лесбиянок: всегда будь готов!" (с. 187), и др.

    Если вас заинтересовала эта книга - рекомендуем обратить внимание:


    Белишкин Ю."Афоризмы о женщинах"
    Юрий Белишкин – единственный автор, написавший книгу афоризмов на данную тему. Эти афоризмы – о женщинах во всех их проявлениях и многообразии. Богатый жизненный опыт автора и его неординарное мышление создали запоминающиеся и остроумные образы, которые дают читателю пищу для размышлений.
    узнать подробности и купить эту книгу


    _____________________________________

    Даниил Гражданкин и арт-объект утроворту "Поздний завтрак"
    Тексты, верстка и рисунки - как прорыв на обочину. Идущие вместе - идут себе дальше, свои - останавливаются...
    Оттуда: <...> Врата неба были открыты, а у Нефритового Императора - острый слух и шутливое настроение. Помните: что бы ни случилось, как бы тяжело вам не было - никогда, никогда не макайте календарь в вино. Особенно календарь на шесть лет. Просыпаясь с утра, надеваешь себя, как перчатку. Кажется, кто-то из нас надел себя наизнанку - и на другую руку <...>
    подробнее о книге


    ________________________________________

    Тюмеров А. "Ассоциации, аналогии и модели мироздания"
    В великолепной, полностью рисованной книге проведена аналогия биосферы=техносферы и выводы из нее следующие. То, что в библии не назначено: "Сроков не знает ни Сын, ни Дух Святой, но только Отец Небесный, эта книга обозначает на основе синтеза науки, религии, философии, поэзии...
    Из рецензий: Эзотерика мироздания лежит в центре внимания Александра Тюмерова . При помощи ритма линий и цвета художник воспроизводит на плоскости холста ритмы и вибрации вселенной. Неудивительно, что его абстрактные мистические композиции сродни музыке. Они воздействуют на зрителя не только на эмоционально-интеллектуальном уровне, но, как музыка, физически-вибрационно.
    узнать подробности и купить эту книгу


    _______________________________________________________

    Из интервью режиссера питерского андеграунда К. Селиверстова



    Я знаю, во время ваших съемок было немало курьезных и комичных случаев. Не вспомните хотя бы парочку?
    В фильме «Марсианские хроники» есть сцена штурма Смольного. Конечно, штурм юмористический, никто не бежал с оружием. И, тем не менее, мы были остановлены ОМОНом - к счастью, не арестованы.
    В этом же фильме снимали сцену в помещении районного Суда. Нам дали время на съемку всего 2 часа. Я понятия не имел, чем вызвано это ограничение. Естественно, что через 2 часа была снята только половина того, что было запланировано. И тут, к изумлению всей съемочной группы, в зал заходят подсудимые, адвокаты, прокурор, короче говоря, начинается судебное заседание, самое настоящее. В этот момент скамья подсудимых (там даже не скамья была, а клетка) оказалась занята актерами, судейские места заняты. И в результате образовалось два коллектива: один, собирающийся заниматься реальным судопроизводством, и другой, актерский, который тоже уходить не собирался. В результате, какое-то время оба коллектива сосуществовали вместе, пока мы в быстром темпе не завершили эту сцену. Даже адвокаты подсказывали нам, где мы допустили какие-то ошибки процессуальные.
    читать больше


    __________________________________________

    Пушнина Н. "Пейзаж"
    Полноцветный художественный альбом знакомит с творчеством замечательного петербургского живописца. Тексты на русском и английском языках. Книга рассчитана на искусствоведов, работников художественных музеев и галерей, коллекционеров и любителей живописи.
    В 1989 году Наталия Пушнина окончила институт им. И.Е. Репина и сегодня преподает в средней художественной школе им. Б.В. Иогансона при Академии художеств, где училась сама. В ее багаже - участие более чем в 100 российских и международных выставках, творческие поездки в Европу, семинары и круглые столы в России, Германии, Франции, Италии и Хорватии, посвященные проблемам изобразительного искусства, пейзажной и пленэрной живописи...
    узнать подробности и купить эту книгу

    __________________________________

    Новосельцев В. "А. А. Блинков. Художник-баталист"
    Представленная книга-альбом знакомит с жизнью и творчеством ленинградского художника-баталиста Александра Блинкова, автора картин и диорам на темы отечественной истории.
    Признанный мастер героико-романтического направления в живописи, специалист в области монументальных творений, талантливый пейзажист — Александр Александрович показан в книге и как живая самобытная личность: человек своего времени, удивительный романтик и страстный охотник.
    Богатый иллюстративный материал, очерк жизни и творчества и список основных работ художника позволяет специалисту и заинтересованному читателю в полной мере представить себе масштабы личности и творчества этого выдающегося мастера.
    узнать подробности и купить эту книгу

    _________________________________________

    "Путь Дурака". Эзотерический триллер. Книги 4 и 6
    Каждый новый том срывает рулонитам крыши. Готовясь получить в свои руки эту книгу, лучше заранее расстанься со всеми иллюзиями, чтобы фотоальбом Рулона и новые главы не завернули твои мозги окончательно.
    Рулон, распятый на кресте вверх ногами появляется на арене цирка и Путь Дурака продолжается!!! Через принципы Марианны вам откроется секрет ослепительного успеха блистательной Королевы. Через тантрические практики и разбитное веселье Рулон-холла разрушатся последние надежды о счастье в семейном болоте. Впервые вы узнаете суть заповеди Христа "если тебя ударили по одной щеке, то..." Как никогда ярко и полно вы узнаете о жизни панков по жизни, об их ценностях и очень отчетливо увидите существенную разницу между панками и секористами.
    узнать подробности и купить эту книгу

    ___________________________________

    Топасова В. "Мистерии Шамбалы. Книга вторая"
    Став обладателем этого уникального издания, Вам откроется сокровенная суть Великого Учения Шамбалы. Теперь каждый искатель истины сможет стать обладателем сей Мудрости. Вера Топасова в книге открывает нам секрет успеха: только через свое внутреннее саморазвитие мы можем прийти к реализации своих самых ярких и резких желаний и целей, к успеху и счастью в жизни.
    Те, кто недавно ступил на духовный путь, смогут узнать все о Великом Учении Шамбалы и о том, что оно дает людям. Те же, кто уже несколько лет постигает истину, обретут духовные практики, через которые им откроется Новое Знание, кое ранее не было доступно.
    узнать подробности и купить эту книгу

    ______________________


    Полезные ресурсы: Вы можете купить повседневную и нарядную одежду из Японии, Кореи, США, Англии и Франции - Женская одежда из Японии, Кореи, США недорого Бренды: Chiosal Fun Factory (Германия) Hell Bunny I-Gen Incoqnito (США) Lelo Maison Close Punk Rave QFM Ruixier Standart Innovation T.U.K М2М и другие эсклюзивные модели одежды для нетривиального и изысканного вкуса.

    Страницы: <<123>>

    Напечать Четыре шага в бреду: Французская маргинальная проза первой половины XX в. Версия для печати


    Если не получается сделать заказ. Не отчаивайтесь - просто напишите письмо на info@piterbooks.ru или позвоните нам по телефону: +7(952) 23-000-23
    Так же Вы можете бесплатно послать нам Обратный звонок запрос - мы перезвоним


    сравните цену на Озоне | |


    С этой книгой так же покупают:

    Наши друзья Новости Ближнего Востока история и современность. Есть ли пути выхода из Сирийского кризиса.
    книжный интернет магазин Приходите в наш книжный интернет-магазин: книги по истории Шумера, Скорбь сатаны Скорбь Сатаны C-Петербург