Книжный интернет магазин
КНИГИ ПО ПЕТЕРБУРГУ и ВСЕЙ РОССИИ
издание книг
где купить книгу
Прайс на книги

  • Музыка
  • История
  • Психология, педагогика, менеджмент
  • Филология, гуманитарные дисциплины
  • Книги для детей
  • Искусствоведение, реставрация
  • Лошади, коневодство
  • Спорт, увлечения, хобби, досуг
  • Художественная литература
  • Медицина
  • DVD в подарок
  • Наука и техника, бизнес
  • Книжные новости
  • Редкая музыка: mp-3, биографии, информация, тексты



  • Хотите получать наши новости

    доставка книг КОГДА МНЕ ДОСТАВЯТ КНИГУ?
    Обычно доставка осуществляется за несколько дней.
    При единовременном заказе нескольких книг стоимость доставки существенно уменьшается ... подробнее


    церковный раскол
    Падение Третьего Рима

    история старообрядчества


    последствия церковной реформы никона


    Реформы патриарха Никона
    в нетрадиционном ракурсе




    Момо Капор


    Зигмунд Фрейд

    Психоанализ Зигмунда Фрейда
    Зигмунд Фрейд. Полное собрание сочинений
    Полное собрание сочинений Фрейда
    5 ТОМОВ

    СКИДКА на 5 томов полного собрания сочинений Фрейда!

    _________________________

    ИСТОРИЯ СТАРОЙ КВАРТИРЫ

    ВЕЩИ НЕ ЛГУТ
    - 100 лет в истории одной семьи

    Эта книга недетский
    разговор про историю нашей страны.
    Через маленькие трагедии и радости обычных людей.
    Через вещи, забытые на пыльных антресолях.
    Каждая страница - это целая эпоха, со своими маленькими радостям и печалями, и главным персонажем этой книги является время.
    История старой квартиры. Анна Десницкая, Александра Литвина

    Книга года для детей

    и взрослых
    подробнее

    Штурм Грозного

    Штурм Грозного

    ИСТОРИЯ РОССИИ И ЧЕЧНИ


    _________________________

    УПРАВЛЕНИЕ
    МИРОВОЗЗРЕНИЕМ

    концепция развитого социализма
    Развитый социализм, зрелый капитализм
    и грядущая глобализация

    глазами русского инженера

    психология манипуляции



    _________________________

    питерский
    БИТНИК

    битники субкультура
    Она - всегда на грани существования.
    Экзистенция.
    От бомжового музыканта у метро
    до Элвиса.
    Нужно только
    выйти на своей остановке.
    Вместе.


    книга рок
    книга рок

    Каталог
    джазовых
    книг

    Все книги о джазе

    ДЖАЗОВАЯ
    БИБЛИОТЕКА
    Самые важные
    книги о джазе

    на русском языке


    Современная поэзия

    Издательство ищет авторов

    издание поэзии



    У нас лучшая цена на книги в интернете!

    Не верите? сравните цены в других интернет магазинах!
       
      на Озоне         на Read.ru




    НАШИ ДРУЗЬЯ
    История. Книги по Египту и Месопотамии

    Книжные шкафы, библиотеки Отличный вариант для ваших книг

    Музыка

    Соловьев-Спасский В. "Всадники без головы или рок-н-ролльный бэнд"

    "Одна из тех книг, которые обязательно надо прочитать. Без этой книги невозможно ощущать себя современным человеком..." (из рецензий)

    купить Соловьев-Спасский В. "Всадники без головы или рок-н-ролльный бэнд"


    книги на сайте *
    самые популярные книги *
    авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг

    Цена - 170 руб.




    Соловьев-Спасский В.
    Всадники без головы или рок-н-ролльный бэнд

    серия "DeЛИТ"
    Издательство "Скифия",
    Санкт-Петербург, 2003
    ISBN: 5-98288-002-7
    Переплет твердый, большое количество иллюстраций
    456 с., тираж 4000 экз.,
    Тематика: рок-музыка, энциклопедия рока, книги рок, нейл янг, игги поп, боб диллан, регги, брит-поп, Нирвана, Кобейн

    Цена - 170 руб.


    Рецензии на книгу

    Об Авторе


    ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ:
    (сокращенные и переработанные интернет-варианты некоторых статей книги)


    РАЗБИТЫЙ ФАНК СЛАЯ СТОУНА

    Когда в 1991 Red Hot Chilli Peppers вышли на всемирную поп-орбиту со своим Blood Sugar Sex Magic, внезапно мы были ошарашены Абсолютно Новой Вещью, которая - как выяснилось - была хорошо забытой старой. Выдвинутый на передний план бас, своим напором бьющий тебя прямо в живот, дурные барабаны, словно барабанщик стучит не в долю и сбивается в чистое безумие, открыто животный вокал "ебем и фамилию не спрашиваем" - все это была очень крутая рок-музыка, однако она не имела никакого отношения к року. Это был фанк, переработанный белыми ребятами, которые смогли сделать из него Нечто Свое. Всемирный успех Перцев заставил многих музыкантов переоткрыть для себя черный фанк Джеймса Брауна и Джорджа Клинтона, Слая Стоуна и Бутси Коллинза.
    Перцы были главной группой белого фанка Америки. Они начали растить свой фанк еще в начале 80-х, но только к 1991 произвели на свет безусловный шедевр. По ту сторону океана сравниться с ними могли только Happy Mondays, трубадуры нового психоделика Экстази, и в чем-то они были даже круче. Они съели чуть больше наркотиков, чем Перцы, и сделали два сумасшедших альбома - Bummed 1988 и Pills Thrills and Bellyaches 1990, раскрутив фанк совершенно в другую сторону, словно направив эту музыку не к солнцу, а к серебряной луне.
    И та и другая группа начинали с некоего ритмического грохотания в качестве антисоциального оружия. Первые их альбомы удивительно идентичны по сути: фанковый грохот с разбойничьими присвистами. Но потихоньку они выбираются на свет, к мелодиям и полнозвучию. И, оказывается, что за ними шло целое поколение.
    Хотя черные все давно уже сделали лучше всех, фактически, только в начале 90-х фанк-музыка входит в музыкальный мейнстрим. Но помимо того, что фанк входит в моду, дух фанка становится живительным источником, к которому припадают все, потерпевшие свое кораблекрушение. Духи Джорджа Клинтона и Слая Стоуна становятся спасительными, например, для Primal Scream, по-видимому, вконец утонувших в своих кислотах после бесподобной Screamadelica 1991. Но если романтический юноша Бобби Гилеспи (солист Primals) на Give Out But Don't Give Up 1994 (чудовищно недооцененном в Англии) берет себе материнскую ипостась фанка, то Шону Райдеру (солисту Mondays), который после 5-летнего наркотического ада должен был показать Британии свой увесистый кулак, нужна была бурлескно-устрашающая сторона этой музыки - и бешеный успех его новой группы Black Grape напрямую связан с тем, как он смог из своих ужасов сделать фанкоделический карнавал.
    На мой взгляд, после шока от самоубийства Курта Кобейна и гибели Nirvana, потрясшего рок-музыку, ее развитие на какой-то момент вообще приостанавливается (потому что никакой Offspring или Green Day не сыграют рок с такой выкладкой как Нирвана), и фанк становится якорем спасения для всех безумцев. Потому что если в него правильно врубиться, эту музыку можно играть с таким кайфом, который вряд ли можно получить от куда более прямолинейного рока. Прямолинейного как ствол того дробовика, которым Курт прострелил свою дурью башку. Перцы в Америке и Happy Mondays (первая группа Шона Райдера) в Британии были первыми, кто переоткрыл фанк для белой аудитории, и... они до сих пор его играют!
    Mondays играли сокрушительный фанк, подогретый Экстази, но Black Grape еще круче. Их альбом "It's Great When You Are Straight...Yeah!" по всем показателям может претендовать на лучший альбом белого фанка. И последний альбом Перцев One Hot Minute вышел очень тонкой и самостоятельной вещью.
    В качестве средства для выживания фанк гораздо надежнее, чем панк-рок. И он становится только крепче.
    ...


    ФАНКОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ или ЛЕВОЕ ЯЙЦО ДЖЕЙМСА БРАУНА

    История фанка начинается с забытого сингла Джеймса Брауна 1965 года "Funky Drummer" (который можно прослушать на его компиляции из 4-х CD Star Time). Крестный Отец Соул с его уникальным чувством ритма и постоянным поиском новых ритмов любил экспериментировать с барабанами, сажая за установки по несколько барабанщиков, и на "Funky Drummer" он добивается их угрожающего звучания, словно вызывая из небытия дух этого Фанкового Барабанщика. Этакое Ужасное Косматое Чудовище, Стучащее Во Все Барабаны Сразу. Брауну безумно нравится это дурное чудовище. У Брауна захватывает яйца, как в детстве, когда он качался на качелях.
    Джеймс Браун очень много думал своими яйцами и где-то там и рождается фанк-музыка. И если Соул произошел из правого яйца Джеймса Брауна, то Фанк - из левого.
    Но к тому времени Джеймс Браун устал от сладости соул. Брауна перестала цеплять эта музыка. Он уже создал десяток хитов в этом жанре, и мог создать еще десяток, но ему хотелось чего-то более забористого. Его явно недопирало. Его яйца просили более крутой подпитки, им стало не хватать воздуха, внутреннего пространства. Браун начинает двигаться к более синкопированным ритмам. Он заставляет барабанщика сдвигать сильную долю и играть этими сдвигами. Брауна начинает все больше и больше переть новый ритм, и он как Карабас Барабас щелкая кнутом дрессирует своих барабанщиков, чтоб его перло еще сильнее. Он заряжается новым ритмом, и отныне его поиски пойдут в этом направлении. Его соул дает крен в фанк - некую пугающую версию соул, нечто танцевальное и одновременно грозное. Следующие синглы "Out of Sight" и "I Got You" показывают его дальнейшие шаги в этом направлении, а мощный хит "Papa's Got a Brand New Bag" с его неостановимой ритм-секцией, проворной духовой секцией и лихорадочно скрипящей гитарой практически определяют новую музыку. Его работы становятся источником вдохновения для всех, идущих следом. Одна из главных заповедей Брауна была в том, что каждый инструмент ИГРАЕТ СВОЙ РИТМ вокруг основного ритма. Девиз многих фанкеров "играть фанк, как заповедывал Крестный Отец" (in James Brown's way) - это как строить социализм по ленинским заветам, не сбиваясь с пути, начертанного вождем. Никто круче группы Джеймса Брауна фанк не сыграет. Все идет ОТ Джеймса Брауна.
    На самом деле, Джеймс Браун, крутейший мафиози в мире черного шоу-бизнеса, буян, наркоман, развратник - фигура умопомрачительная. В 1989-м полиция, вызванная его женой после семейной ссоры с побоями, находит в доме уйму героина, кокаина и прочих лекарств, и Крестный Отец всей черной музыки садится за решетку на год.
    Играя концерты в его честь, вышколенная им группа отвязывается вовсю, выдавая, наверное, самый безумно-опиздинительный фанк на "Shake Everything You've Got" (Тряси Всем Что У Тебя Есть). Браун в это время живет в своей тюрьме лучше, чем во дворце, и оттягивается музычкой своей отвязавшейся группы. Еще смешнее постоянные сообщения в музыкальной прессе о судах Джеймса Брауна с его музыкантшами, обвиняющими его в различных домогательствах (знаменитое американское обвинение в sexual harrasment, когда босс ставит в прямую зависимость возможность работы от своих сексуальных желаний). "Он просто старый грязный бабник, и я хочу оградить себя", - говорила его трубачка, подавая в суд. Но об этом весь Джеймс Браун. "Проснулся я утром и почувствовал себя секс-машиной" - поет он в своем хите "Sex-Mashine". Его откровенно похотливые стенания, если в них вслушаться - "о, бэйби, только вернись, нам вместе было так сладко" - в иную минуту вызывают у слушателя приступы хохота. "Мне так хорошо с тобой, что я кричу - ааааа!!!!" и тысячный зал вторит Брауну - ааааа!!!!! Сейчас на шестидесятилетнем лице Джеймса Брауна отпечатались все пороки человечества, но видимо только так можно играть эту зверско-сексуальную музычку, которую отмачивает этот папик (послушайте его концертник 1988), окруженный на сцене ластящимися к нему бабами всех возрастов.
    Фанковый мир Джеймса Брауна - невыдуманный примитив, достаточно патриархальный и крайне показательный. Мы можем сделать вывод, что ФАНК - это рай черного человека, сравнимый с мусульманским парадизом, нашедшим свое отражение в образе гарема. Конкретнее этим уже займется гангста-рэп, чей главный герой даже не гангстер-с-пистолетом, а сутенер, разводящий своих пташечек.
    Потому что Заян (Zion, Сион) растаманов, самый возвышенный образ черной культуры вообще, несет в себе неразрешимое противоречие. Этот образ был заимствован растаманами из Библии, и на месте Святой Земли Иудейской растаманы увидели зеленую Маму-Африку. Созданная Джа земля первых людей с ее сердцем Эфиопией, этот образ рая, куда отлетает душа праведника... не просто накрепко привязан к земле, он и есть земля.
    И противоречие между внеземным характером рая и его земным воплощением
    неустранимо. Растаманы назвали раем Эфиопию, и через десять лет Эфиопию поразил страшнейший голод, и проклятый Вавилон, собирая денежные пожертвования, выступил в роли кормильца Эфиопии. Ибо заповеданный рай растамана превратился в голодный ад, как в свое время Иерусалим стал пепелищем заштата римской империи, а император Тит хвастливо преподносил на Форуме царящим в Риме блядям святыни иудейские. Раю на земле всегда наставал пиздец.
    Фанк - а за ним хип-хоп и гангста-рэп - музыка, рожденная в американском Вавилоне, уже знает что почем в этом мире. Этот мир fucked, он уже ни на что не годен. И из левого яйца Джеймса Брауна вылупляется новый мир. Парадиз строится через музыку, ритм, братство, наркотики и секс. И тут мы подходим напрямую к двум другим черным мистикам фанка - Слаю Стоуну и Джорджу Клинтону. Каждый из них был занят поисками своего фанка, и каждый создал невиданные образы своей Святой Земли.
    ... ...


    КОНСКАЯ *** КАК ИКОНА РОК-Н-РОЛЛА

    Сознаюсь, что Игги Поп - герой моей жизни. Контакт с его духом всегда давал мне силу. И я очень много слушал его прославленных The Stooges - музыку, снова воскресившую для меня индейцев озера Мичиган, откуда родом Игги и вся его группа.
    Еще меня прикалывало, что место рождения Игги - университетский городок Анн-Арбор, маленькая столица русской литературы в Америке на протяжении всех 70-80-х.
    Признаюсь, я слушал The Stooges в разных состояниях сознания и всегда они выводили меня на верную дорожку. Однажды они меня даже спасли: в одной душной компании после закидки грибами я начал превращаться в Гриб, похватал плейер с наушниками, выбежал на волю, в родные снега и плясал на нашей Пьяной Горке под Funhouse аж до последней песенки альбома, этакой героиновой какофонии, где каждый играет свой запил и все вместе вырастает в жуткую урбанистическую симфонию. Но это уже не танец, а дикий крик души, обращенный небесам. Но из Гриба они меня вытянули с первой же песни.
    Ослепительная улыбка Игги Попа с его лучшего сольника "Lust for Life" (что можно перевести как Мерзкая Жажда Жить) хранила меня в самые тяжелые времена как святая иконка. Игги Поп - это икона современной музыки, такая же как Джимми Хэндрикс или Джим Морриссон, и это моя икона. Потому что не найти более чистого рок-певца, прошедшего все круги наркотического ада и сохранившего в чистоте свой дух. Не найти более искреннего, бесшабашного и умного парня во всей этой истории. И никто так не испил эту горькую чашу жизни. Звучит выспренно, но все это так. Игги Поп сразу заявил о себе как о блаженном Дурачке, с которым можно делать все что угодно. Концерты Студжис приводили людей в настоящее смятение, ибо человек на сцене был неуправляем - и готов на все.
    Разве что никто в ту эру был не готов принять эту музыку.
    Если на сцене в него летели бутылки, то в реальной жизни ему доставались одни пиздюли. Его любимая удрала от него с удачливым рок-героем Робертом Плантом. Однажды Игги на вечеринке не менее удачливой группы Ди Пепл даже засунули в чемодан и выкинули из окна. Но этот парень встал, отряхнулся и пошел своей дорогой.
    И совсем недавно своим альбомом он громогласно заявил: вы называли меня God's Garbage Man (Божий Человек из Помойки), но я есть ваш Цезарь, я самый крутой в этой сраной стране, превратившейся в жирного тоталитарного бегемота. Я сожрал все ваши наркотики, включая славу и те, которых уже нет и никогда не будет, я лизал клитор у самой беспредельной суки Империи Свободной Любви по имени Нико, я играл грязный гаражный панк, когда Джонни Роттен еще сидел на первой парте, меня совратили и развратили и сделали из меня посмешище, но я - ваш Юлий Цезарь. И бросьте их всех львам.
    ...


    БЕССМЕРТНОЕ НАСЛЕДИЕ КУРТА КОБЕЙНА

    Начинает критик Джон Малви: "Конечно, Курт Кобейн часто делал глупости. Конечно, он не должен быть помещен в раку как святой великомученик деполитизированного апатичного поколения. И, конечно, есть своя доля лицемерия в том как переживать смерть постороннего человека; это преувеличенное чувство растерянности и скорби по человеку, которого ты не знал, чувство, которое в других людях ты воспринимаешь как что-то кричаще поверхностное. Эта странная полуподдельная печаль, затушевывавшая любую
    критическую мысль посмертных статей. Возможно, тебе взгрустнется на следующей неделе. А сейчас ты немного перегнул палочку.
    Когда в начале марта 1993 Курт принял сверхдозу в Риме - тот первый сигнал бедствия - все равно казалось, что это часть его игры; последняя глава этой натянутой мыльной оперы 90-х, если угодно. В конце концов, сложно представить себе реальную попытку самоубийства, когда некто позволяет свою тягу к смерти - казавшуюся слишком легкомысленной - использовать с коммерческой стороны. И тогда все мы в NME повскакали с мест, пытаясь войти в контакт с Италией, пока не пришли реальные факты, что человек был реально на грани смерти.
    Затем, в ту пятницу, когда до нас дошла ужасная весть, она попала в точку. Что до меня, который, к счастью, имел мало опыта потери близких людей, то во мне вдруг установилось это неуловимое чувство утраты. Даже сейчас мне тяжело смотреть на ту обложку NME c его портретом. Даже сейчас, когда жестокие факты этой истории вызывают неизбежное болезненное влечение, есть реальное чувство личной трагедии, что тот Курт, которого мы все знали - делавший эти чумовые записи о своем времени - ушел навсегда. Если это звучит как еще одна связка банальностей, то пусть звучит... Я просто хочу еще раз напомнить, что он сделал.
    Курт Кобейн в одиночку революционизировал мейнстрим и андеграунд американской музыки 90-х. Он нашел совершенно новый путь, чтобы превратить свою несоразмерность и внутреннюю боль в громогласный, иногда даже праздничный рев, вызывающий неподдельный катарсис. ОН СДЕЛАЛ БОЛЬШУЮ ПОПРАВКУ. Есть люди, которые хотят почтить Курта Кобейна как человека, который свел воедино все летаргические, безразмерные, самодовольные стороны американской музыки. Это полная фигня. Послушайте еще раз эти песни, и вы услышите безграничные резервы ярости. Иногда она была направлена внутрь себя - это чувство самоотвращения, продиктовавшее ему песню "Я Ненавижу Себя и Я Хочу Умереть". Порой эта ярость иррациональна, разбросана и рассеяна в его перегревшемся сознании рок-н-ролльного камикадзе, что-то неартикулированно безотчетное. А иногда это грозная инвектива против творящейся несправедливости - что как ни "Smell Like Teen Spirit" является самым выдающимся бунтарским гимном последней декады? Сама история Нирваны за последние два года отбросила громадную тень на реальное музыкальное наследие группы. Зачастую, это были оборонительные меры против Курта, занявшего относительно прессы крайне экстремальную позицию.
    Для тех из нас, кто его не знал, его бесконечные выпады против "своры грязных писак" казались смехотворными и бессмысленными; но, все-таки, он был рок-зведой. И мы, все-таки, - фэны и журналисты - требуем так много от рок-звезд. Конечно, мы хотели знать больше. Естественно, Кобейн не был так уж счастлив от подобного внимания; тот факт, что он был таким изумительным зажигательным исполнителем и автором такой динамичной музыки без-дураков, возможно, следствие его нужды в публичном экзорсизме, нежели в искании популярности - хотя некоторая доля обожания, возможно, подпитывала его самоуважение время от времени. Каким образом его заставили, обольстили и соблазнили выйти под огни рампы, мы вероятно так никогда и не разузнаем...
    ...


    КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ ГРАНДЖА. Нейл Янг

    Однажды я захотел прикупить себе CD Нила Янга и обошел всю бесконечную ярмарку Дк им. Горбунова, спрашивая каждого продавца есть ли у него Нил Янг. Никто меня не понял. Я спросил раз 20. Разе на 5-ом я уже понял, что спрашивать бесполезно, но все равно спрашивал - прикалывался. Эти вонючие московские снобы, заспорив друг с другом, судорожно рылись в своих бумажках, чтобы уточнить дату японского переиздания какого-то дурацкого альбома идиотской группы Дип Перпл, однако они даже не задумались, что я им задал вопрос не в бровь, а в глаз.
    Потому что в этой стране история рок-н-ролла - тайна за семью печатями. Никто, кроме нескольких людей, не знает кто такой Нил Янг, один из самых важных людей в истории рок-н-ролла. Никто не слушает его пластинки. Никому он на фиг не нужен. Фиг с ним, конечно, но поговорить о нем стоит, и разговор о Ниле Янге можно начать откуда угодно, поскольку этот человек - особая вселенная, некий шар, существующий отдельно от всего остального. И с какой стороны к нему не подойди - история получится бесконечная.
    Взглянем сначала на его фотки: на одной из них он похож на неуклюжего кабана, схватившего гитару, на другой он отвратительно скалится у микрофона, на третьей он со стеклянными глазами проповедует с трибуны консервативные ценности, призывая голосовать за голливудского ковбоя Ронни Рейгана, на другой фотке Нилыч держит бокал с вином, потягивая оттуда с нескрываемым самодовольством, и вместе со своей упитанной мордочкой, розовым галстуком, белым пиджаком и обручальным кольцом представляет тип образцовогогражданина самой передовой в мире страны, на других фотках Нил в каких-то идиотских очках с приставным-ко-рту микрофончиком, поет компьютерные вирши о Трансе и Человеке-Трансформере, и есть еще одна фотка, где он смотрит в камеру страшным взглядом совершенно опустившегося человека, какой-то бомж с жидкими седоватыми волосами и точками зрачков как от героина, в глазах которого навсегда застыло отчаянье. На всех же групповых фотографиях, в составе ли Buffalo Spriengfield, Кросби-Стиллз-Нэш-энд-Янг или с Crazy Horse, Нил Янг всегда в тени, сбоку, как совершенно инородное тело, существуя отдельно от происходящего фотоснимка.

    Короче, трудно найти более немодного и непопсового человека чем Нил Янг. Трудно найти более стопроцентного американца, живущего вне стиля. Этот человек - квинтессенция рок-н-ролла, и его никак не пристегнуть к рок-н-ролльному миру с его парадом стилей. "Иногда я чувствую себя как кусок бумаги, иногда - как мое имя, а иногда так же как всегда". Сейчас Нил Янг - это могучий дуб, пустивший могучий корень на склоне одного из холмов Калифорнии.
    К нему можно подступиться с точки зрения истории рок-н-ролла, его вклада в эту историю и его комментариев на эту тему, сделанных в его же пластинках - но сам этот человек и есть история рок-н-ролла, куда более реальная и живая, чем толстые тома по типу Rock of Ages.
    Янг кровно принадлежит золотой эпохе 60-х, он - дитя цветов, старый хиппи, good old Neil, объездивший всю Америку, в свое время выступавший даже на Вудстоке в составе Кросби-Стилз-Нэш, однако не заснятый пленку, "отредактированный" по причинам внутренним. Янг - темная лошадка прославленного квартета этих ковбоев, внезапно заявившая о себе в полный рост как о Короле Рок-н-ролла по меньшей мере дважды - в 1979 с выходом Rust Never Sleeps и в 90-е с выходом Ragged Glory и еще по меньшей мере трех гениальных пластинок начиная с Freedom 1989. Это живой представитель той эпохи, однако, не законсервированный в том времени, но всегда живущий настоящим днем и никогда себя не повторяющий.На сегодняшний день это - этакий взбесившийся папик, терзающий свою гитару и рычащий голосом вепря, отвратительно осклабившись, такой осколок психоделической эпохи, оставшейся на его джинсах в виде разноцветных заплаток, безумный рок-н-роллер, затыкающий за пояс своих юных последователей гранджеров, в последнем альбоме исполнявших роль подыгрывающей группы (Pearl Jam). В том-то и дело, что все герои той золотой эпохи так или иначе мере почили на лаврах, спились, ушли в кинематограф, в светскую хронику, посвятили себе семье и быту, законсервировались в собственном соку и стали передовиками поп-производства подобно Стоунз, ушли в свою башню, как Дилан, и стали королем в собственной скорлупе, или же просто вошли в машину шоу-бизнеса и оттуда не вернулись. Нил Янг не сделал ни того, ни другого, ни третьего. Янг несет в себе рок-н-ролльный дух, продолжает развиваться как музыкант и оправдывает свою фамилию (не прозвище), не просто оставаясь вечно молодым, но с течением лет становясь еще моложе.В этом человеке навсегда засел заряд настоящего рок-н-ролла, позволяющий ему играть с кем угодно, от Металлики до Sonic Youth и Pearl Jam, да так, что юные коллеги могут от него подзарядиться, или, что то же самое - отдохнуть. Более того, он единственный человек из той эпохи, чья музыка с течением лет становится еще лучше, шире, просторнее. Чья музыка неуклонно развивается во все стороны, и сам ее корпус становится настолько неохватным, что внутри него можно уже строить бесконечные концепции и гадать: каким таким чудом вся эта музыка происходит из одного источника, то есть, из головы Нила Янга.
    Чтобы не быть голословным - несколько музыковедческих примеров: то что не
    получилось у Янга с его дружком Джеком Ницше, гениальным аранжировщиком,
    похожим на "маленького безумного профессора", на первом альбоме Янга, который он сам назвал "overdub city" (нечто, созданное из звуконаложений, некий замок из песка, дословно "город наложений") получилось у них на Harvest Moon, альбоме 1991 года. То томительное настроение, которое затерялось в полупустых пространствах, скажем, "The Old Laughing Lady", обрело свою плоть на "Suсh a Woman" (может быть, самой томительной песни Янга) или на абсолютно гениальной "Natural Beauty", с женским хором в лице Линды Ронстадт и других, сведшей воедино всю акустическую музыку Янга. То, что не получилось в 1968 из-за ссор с компанией звукозаписи, наехавшей на молодых музыкантов и испробовавшей на них новую технику записи ("на моем самом первом альбоме, блядь",- сокрушался Нил) - получилось у них со стариком Ницше в 1991, когда наехать на них уже было некому. При этом формально Harvest Moon - продолжатель самой знаменитого альбома Янга Harvest, т.е. урожай через двадцать лет, повторяющий его структурно и тематически. Но реально он стоит ближе к первому альбому.
    Подмеченное мною - одна из миллиона граней корпуса музыки Нила Янга. Другая грань: недоигранное им соло на "Danger Bird" с альбома Zuma 1975 имеет продолжение на 1994 Sleeps With Angels в песне "Change Your Mind" (может быть, лучшее соло Янга).
    Совершенно другая история - его сотрудничество с Crazy Horse, о чем я еще расскажу конкретнее. Neil Young and Crazy Horse - случай идеального взаимодействия выдвинутого лидера и подыгрывающей ему группы. Crazy Horse подвластны мимолетнейшим настроениям Янга, их не назовешь музыкально изощренным коллективом, но никакая другая группа не вкладывает в свою игру столько ЧУВСТВА, голой эмоции, которое всегда делает Crazy Horse живым бэндом. Парадоксов с ними тоже хоть отбавляй: свою самую н

    Страницы: <<123>>

    Напечать Соловьев-Спасский В. "Всадники без головы или рок-н-ролльный бэнд" Версия для печати


    Если не получается сделать заказ. Не отчаивайтесь - просто напишите письмо на info@piterbooks.ru или позвоните нам по телефону: +7(952) 23-000-23
    Так же Вы можете бесплатно послать нам Обратный звонок запрос - мы перезвоним


    сравните цену на Озоне | |


    С этой книгой так же покупают:

    Наши друзья Новости Ближнего Востока история и современность. Есть ли пути выхода из Сирийского кризиса.
    книжный интернет магазин Приходите в наш книжный интернет-магазин: книги по истории Шумера, психолог-психоаналитик Психоаналитик C-Петербург