Книжный интернет магазин
КНИГИ ПО ПЕТЕРБУРГУ и ВСЕЙ РОССИИ
издание книг
где купить книгу
Прайс на книги

  • Музыка
  • История
  • Психология, педагогика, менеджмент
  • Филология, гуманитарные дисциплины
  • Книги для детей
  • Искусствоведение, реставрация
  • Лошади, коневодство
  • Спорт, увлечения, хобби, досуг
  • Художественная литература
  • Медицина
  • DVD в подарок
  • Наука и техника, бизнес
  • Книжные новости
  • Редкая музыка: mp-3, биографии, информация, тексты



  • Хотите получать наши новости

    доставка книг КОГДА МНЕ ДОСТАВЯТ КНИГУ?
    Обычно доставка осуществляется за несколько дней.
    При единовременном заказе нескольких книг стоимость доставки существенно уменьшается ... подробнее


    церковный раскол
    Падение Третьего Рима

    история старообрядчества


    последствия церковной реформы никона


    Реформы патриарха Никона
    в нетрадиционном ракурсе




    Момо Капор


    Зигмунд Фрейд

    Психоанализ Зигмунда Фрейда
    Зигмунд Фрейд. Полное собрание сочинений
    Полное собрание сочинений Фрейда
    5 ТОМОВ

    СКИДКА на 5 томов полного собрания сочинений Фрейда!

    _________________________

    ИСТОРИЯ СТАРОЙ КВАРТИРЫ

    ВЕЩИ НЕ ЛГУТ
    - 100 лет в истории одной семьи

    Эта книга недетский
    разговор про историю нашей страны.
    Через маленькие трагедии и радости обычных людей.
    Через вещи, забытые на пыльных антресолях.
    Каждая страница - это целая эпоха, со своими маленькими радостям и печалями, и главным персонажем этой книги является время.
    История старой квартиры. Анна Десницкая, Александра Литвина

    Книга года для детей

    и взрослых
    подробнее

    Штурм Грозного

    Штурм Грозного

    ИСТОРИЯ РОССИИ И ЧЕЧНИ


    _________________________

    УПРАВЛЕНИЕ
    МИРОВОЗЗРЕНИЕМ

    концепция развитого социализма
    Развитый социализм, зрелый капитализм
    и грядущая глобализация

    глазами русского инженера

    психология манипуляции



    _________________________

    питерский
    БИТНИК

    битники субкультура
    Она - всегда на грани существования.
    Экзистенция.
    От бомжового музыканта у метро
    до Элвиса.
    Нужно только
    выйти на своей остановке.
    Вместе.


    книга рок
    книга рок

    Каталог
    джазовых
    книг

    Все книги о джазе

    ДЖАЗОВАЯ
    БИБЛИОТЕКА
    Самые важные
    книги о джазе

    на русском языке


    Современная поэзия

    Издательство ищет авторов

    издание поэзии



    У нас лучшая цена на книги в интернете!

    Не верите? сравните цены в других интернет магазинах!
       
      на Озоне         на Read.ru




    НАШИ ДРУЗЬЯ
    История. Книги по Египту и Месопотамии

    Книжные шкафы, библиотеки Отличный вариант для ваших книг

    Музыка

    Барбан Е. "Черная музыка и белая свобода"

    В книге на широком музыкальном и историческом фоне рассматриваются эстетика и философия авангардного (свободного) джаза.

    купить Барбан Е. "Черная музыка и белая свобода"


    книги на сайте *
    самые популярные книги *
    авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * издание книг
    DVD в подарок

    Цена - 390 руб.



    Ефим Барбан
    Чёрная музыка, белая свобода
    Музыка и восприятие нового джаза

    издательство "Композитор"
    Санкт-Петербург, 2007
    ISBN: 5-7379-0315-Х
    страниц: 284
    тираж 1000 экз.,
    Формат: 60*90/16
    джаз, jazz, джазовая музыка, *история джаза, музыка джаз
    Цена - 390 руб.




    Об авторе:

    отрывок из книги Юрия Верменича "Мои друзья - джазфэны"
    печатается по материалам сайта jazz.ru



    Собственно говоря, это же самое в разной степени относится и ко многим из нас, т.к. каждый человек и, в частности, наш джазфэн был незаменим на своем месте в данный период во времени и пространстве. Любой из нас по-своему уникален, но в значительной мере таким единственным в своем роде был Е.С. Барбан. Нет, что вы, он пока жив-здоров, просто его давно уже нет в нашем джазе.
    Ефим был членом жюри ленинградских джазовых фестивалей, когда я с ним познакомился. Жил он довольно далеко от центра города, в стандартной советской квартире, тем не менее, она являлась меккой для всех местных и приезжих интеллектуалов от джаза, любителей и музыкантов. Во всяком случае так повелось уже с начала 70-х г.г. или даже раньше. Е.С. всегда старался быть крайне левым, дабы соответствовать текущему джазовому моменту (хотя в своё время "просмотрел" Орнетта Коулмена), и это привлекало к нему людей, стремящихся быть в курсе. Они могли также окунуться в его немалую тогда коллекцию дисков с записями джазового (и не только) авангарда, которую Фима собрал с помощью своих зарубежных связей (Фейгин, Авакян? Я не уточнял); впрочем, не чурался он и Эллы Фитцджералд. С ним можно было поговорить о философии и социологии, литературе и искусстве, истории и мировой культуре вообще. Конечно, он не знал всего на свете, но был весьма эрудирован и давал это понять собеседнику с помощью своей главной отличительной особенности - специфического языка.
    Я никого не могу поставить рядом с Ефимом Барбаном (а надо ли?), кто изъяснялся бы столь изысканно и мудрёно. Вначале его речь казалась трудной для понимания, и рука тянулась за словарем иностранных слов, но постепенно ты втягивался в эту игру ума и текста, как бы переключаясь на его мышление, и смысл его речей начинал приоткрываться, что обычно и происходит при общении с иностранцем. На этом языке он писал статьи и читал лекции, полные "барбанизмов" (как говорили в народе), не предназначенных для восприятия широкой публики. В первые годы я думал, что это просто камуфляж, маскирующий скрытый комплекс неполноценности, но потом понял, что для него, очевидно, это наиболее естественный способ самовыражения, что ему действительно так удобнее излагать свои мысли, и иначе он не может, будучи законченным гуманитарием.
    Правда, жизнь вносит свои коррективы, и при необходимости Е.С. умел изъясняться совершенно иначе. Насколько я знаю, он не так часто выезжал из Ленинграда, как Фейертаг. Помню Таллин, Горький, Новосибирск, Ярославль и даже Фергану (1978 г.), где я оказался вместе с ним в жюри 2-го местного джаз-фестиваля, но зато почти каждый год мы встречались в июньской Риге на "Ритмах лета", куда Ефим обычно приезжал на собственной машине. Обратный путь до Питера он часто предлагал мне проделать вместе с ним (а также с Натаном, Вдовиным или Коппом), и, садясь за руль своего потрёпанного "Жигулёнка", Фима буквально преображался. После десяти с лишним лет знакомства с ним меня впервые поразило, что, ведя разговор о джазе, диссидентах или о чём угодно, в дороге он свободно оперировал крепкими шофёрскими выражениями и становился вполне нормальным человеком не без чувства юмора.
    Кстати, о машине. Здесь приходит на ум опять Джордж Саймон, который в своей книге о биг бэндах так писал про Арти Шоу: "Говорить с ним - всё равно, что управлять великолепным автомобилем. Вам нужно только включить зажигание, сказав "привет", нажать на газ, задав какую-нибудь тему разговора, и дальше он поедет сам - гладко, ровно и прямо. Затем, если вы пожелаете сделать небольшой поворот в беседе, просто слегка поверните руль - и он мгновенно отреагирует". Эти слова в точности подходят к Барбану, во всяком случае, так бывало во время всех наших встреч в его апартаментах. Нельзя сказать, что я посещал их каждый свой приезд в Ленинград, но, если возникал какой-либо интересующий меня вопрос или была тема для разговора, я обязательно ехал к нему через весь город, предварительно созвонившись. Ефим принимал визитера в своей уютной гостиной, большую часть которой занимали книги и альбомы пластинок, усаживал в мягкое кресло, где обычно спал его любимый кот Бегемот, неизменно присутствующий в качестве третьего; я доставал из портфеля сухое вино, хотя это было не обязательно, ибо Фима почти не пил, и - беседа плавно трогалась с места и катилась своим ходом (см. Арти Шоу).
    Спорить с ним было всё равно, что лечь под колёса машины, т.к. она наверняка тебя переедет. Да и не зачем было спорить, это не входило в правила игры, потому что то, что тебя интересовало, он всегда знал лучше тебя самого. Он вещал своим негромким, глуховатым голосом на тему любой концепции столь безапелляционно и категорично, как будто думал о ней всю жизнь, хотя это больше походило на блестящий экспромт. Но я был благодарным реципиентом и внимал, развесив уши. Такую же картину во множественном числе можно было наблюдать и на всех фестивалях, которые посещал Е.С., - в кулуарах или в фойе его неизменно окружали группы адептов со стажем и юных неофитов, смотревших ему в рот. Он умел привлекать к себе внимание, в этом ему не откажешь.
    Меня никогда не привлекали абстрактные материи, обычно я обращался к Барбану по определённым, вполне конкретным вопросам. Так, в 70-е годы меня, помимо всего прочего, интересовали истоки и эстетика нового джаза, а позже, в 80-е, - социальные причины его возникновения. Я читал книги Лероя Джонсона, писал на эти темы статьи и доклады, и Ефим здорово помог мне в этом плане. С другой стороны, ещё раньше, в 60-е гг., его самого заинтересовали мои переводы статей Дона Хекмана из "Даун бита", тоже о сущности нового джаза, и он публиковал их в самиздатовском "Квадрате". Пожалуй, больше всего джазовых книг мне удалось перевести именно в годы расцвета "застоя" (так уж получилось), а у Е.С. по джазу имелась неплохая библиотека, и мне всегда хотелось познакомиться с его новыми поступлениями. Я давно убедился, что книги могут дать несравненно бОльшую информацию, чем одни только джазовые пластинки, которые, конечно же, нужно слушать, но потом - читать. Барбан, разумеется, уважал переводческий труд и рассматривал перевод как "оптимальный продукт семантической, стилистической и прагматической адекватности", но на мой дежурный вопрос: "Как ты считаешь, какую следующую книгу мне сделать?" всегда отвечал: "Напиши свою". (Вот и пишу, Фима). У меня от него в презент осталась прекрасная джазовая библиография Д. Кеннингтона 1980 года.
    Сам же Ефим, кроме статей и рецензий, в течение пяти лет писал свою книгу. Это была его собственная "нетленка", ныне известная всем "Чёрная музыка, белая свобода", посвящённая восприятию нового джаза, которую он закончил в 1977 г. Профессиональные джазмены, ознакомившись с его работой, отмечали прежде всего то, что она написана не-музыкантом, судя по содержащимся в ней техническим огрехам, тогда как средний любитель джаза (даже авангардного) вообще с трудом мог постичь эту книгу, ибо её необходимо было перевести на нормальный русский язык, освободив от подчёркнуто наукообразной терминологии, или приложить к ней словарь. По существу, сей труд адресовался лишь немногим нашим эстетам и фри-джазовым музыкантам, разделявшим точку зрения Барбана, которых к 1982 году, по словам самого Ефима (во время выступления на конференции в Риге), в стране насчитывалось всего около 40 человек, а уж ему лучше было знать.
    Однако, среди его апологетов "Чёрная музыка" имела большой резонанс. Они считали её настоящим открытием, своей настольной книгой, новым словом в новом джазе, указывали на оригинальную методику исследования этого явления, подчёркивали особенность аналитического мышления, глубину интеллекта и огромную эрудицию автора. При этом они не замечали, что он сплошь и рядом вводит собственные критерии, ничем не подтверждённые, кроме ссылок на известные источники, или даже свои субъективные дефиниции, замаскированные под общеизвестные аксиомы с помощью того же труднодоступного языка в виде латинских транслитераций. Понятийный аппарат в целом был крайне громоздок и усложнён. Далеко не глупый человек. Сабирджан Курмаев (Рига) в своей рецензии на книгу Барбана писал: "Требуется большое напряжение мысли для того, чтобы просто понять, о чём же, собственно, идёт речь". Апологеты, напротив, утверждали, что именно таким языком можно и нужно писать о фри-джазе (сложным о сложном), но в годы моего интереса к нему (фри-джазу) я читал и переводил таких людей, как Лерой Джонс, Полина Ривелли, Фрэнк Кофски, Барри МакРэй, Эккехард Йост, наконец, и нигде не встречал ничего, кроме доступности и ясности мысли. В самом деле, если ты стараешься растолковать свои взгляды возможно большему числу людей, делай так, чтобы твои объяснения были им понятны. "Никогда не употребляй иностранных слов, если ты что-то можешь сказать по-русски", - говорил Игорь Лундстрем, выдающийся джазовый оратор и агитатор, в совершенстве владевший английским языком.
    Если обычный слушатель джаза потребляет музыку, так сказать, отражённую с экрана повседневности, висящего на стене, которая отделяет настоящее от будущего, то джазовый критик пытается найти щель в этом заборе и заглянуть в неё, считая, что у него есть для этого основания. На основании собственного опыта и интуиции раньше критикам иногда удавалось "подглядеть", т.е. предугадать, например, в конце 40-х наступление "прохладного" периода джаза 50-х или переход Майлса Дэвиса 60-х к джаз-року 70-х. Но действительность не подтвердила общие положения книги Барбана, т.к. свободный джаз вместо своего развития к каким-то высшим (?) формам в конечном счёте зашёл в эстетический тупик и частично диффундировал в "нью эйдж", а в чём-то даже вернулся к традиции (так, в 70-е г.г. фри-джазовый бунтарь Арчи Шепп, будучи профессором в университете Амхерста, шт. Массачусетс, уже изучал творчество Лестера Янга).
    Как бы там ни было, когда небольшое количество экземпляров самиздатовской ксерокопии книги "Чёрная музыка, белая свобода" увидело свет, то это явилось целым событием, которого отрицать нельзя. Ничего подобного до сих пор ещё не встречалось в нашей джазовой теории (если она была вообще). Е.С. даже высказывал мысль о переводе книги на английский и издании её там. В начале 80-х у него также возникла идея выпустить отредактированный сборник собственных, ранее написанных им теоретических статей и размышлений под общим названием "Джазовые опыты". Правда, насколько мне известно, этот проект так и не был реализован. Однако, не следует думать, что Барбан представлял собой тип этакого кабинетного идеолога авангарда. Подобно Стэну Кентону, энергичному поборнику "прогрессивного" джаза, который никогда не упускал ни одной возможности для продвижения своей музыки, Ефим также использовал любой шанс для активной публичной пропаганды своих взглядов, пером и словом, а самой удобной трибуной для него постепенно стал журнал "Квадрат".
    Об истории журнала надо рассказать отдельно. Тем более, что ни один другой джаз-клуб в стране не имел такого своего собственного, регулярно выходившего на протяжении почти 20-ти лет периодического печатного органа. Правда, назывался он неизменно "бюллетень", а не "журнал", но это была лишь мимикрия.
    Вначале бюллетень предназначался для ленинградских музыкантов и членов джаз-клуба, но самого начала его я не застал и первого номера никогда не видел (возможно, 2-й номер, посвящённый итогам второго ленинградского джаз-фестиваля, и был 1-м - это июль 1966 г.). Издание было кустарное, размноженное на "Эре" (т.е. типичный "самиздат", но оно всегда выходило под прикрытием горкома комсомола и ДК им. Кирова, что каждый раз указывалось на стандартной обложке. Никакой крамолы там никогда не печаталось, т.к. клубу джаз был дороже.
    ...........


    библиотечка статей сайта:

    Duke Ellington
    (биография)



    ЭЛЛИНГТОН, ЭДВАРД КЕННЕДИ «ДЮК» (Ellington, Duke) (1899–1974), афроамериканский джазовый музыкант, композитор, пианист. Родился в Вашингтоне (округ Колумбия) 29 апреля 1899. В отличие от большинства джазменов первого поколения, получил прозвище Duke («Герцог») подростком за подчеркнутое внимание к своей одежде...
    читать дальше

    ______________________

    ДЮК ЭЛЛИНГТОН
    Музыка и личность
    В 23 года Эдвард Кеннеди Дюк Эллингтон начинает играть в квинтете «Вашингтонцы» (Washingtonians), руководство над которым он постепенно берет в свои руки. Ансамбль состоял из его друзей — барабанщика Сонни Грира, саксофониста Отто Хардвика, трубача Артура Уэтсола.
    - От друзей из-за любви к щегольской одежде Эллингтон получает прозвище 'Duke' (герцог)...
    читать дальше




    Воспоминания очевидцев о великих джазменах:



    ЛУИС АРМСТРОНГ Бадди вообще слишком много пил. Он проводил 2-3 ночи в неделю без сна и ходил на работу, как и многие другие "хот"-музыканты, в дневное время. В среднем у них было невысокое умственное развитие, и все они много выпивали. Некоторые полагают, что Бадди сошел с ума потому, что он слишком много пил и слишком много играл на корнете. Что ж, Бадди потом действительно тронулся, но это произошло несколькими годами позже. Его поместили в психиатрическую больницу города Джексона (штат Миссисипи). Он был настоящим гением, стоявшим впереди всех остальных ребят. Он был слишком хорош для своего времени.
    А вот Банк - это другой человек, о котором обязательно следовало бы поговорить. Что за парень! Для меня приятно даже послушать, как он разговаривает. Я помню как он играл в "Игл бэнде" Фрэнки Дюзона в 1911-м. Как свинговал этот бэнд! И я всегда и повсюду следовал тогда за ними. Банк мог играть похоронные марши так, что заставлял меня плакать.
    читать дальше





    ____________________________

    Если Вас заинтересовала эта книга - советуем обратить внимание на джазовые книги:

    Саймон Д.Т. "Гленн Миллер и его оркестр"
    Гленн Миллер - один из самых популярных джазовых музыкантов Америки, ставший олицетворением джаза для нескольких поколений. В Советском Союзе его имя связано с появлением на экранах в начале 1944 г. фильма «Серенада Солнечной долины» - первым прорывом к нам американского джаза, состоящего только из медных духовых инструментов и саксофонов.
    Автор книги Джордж Томас Саймон (1912-2001) - не сторонний наблюдатель, а действующее лицо эры свинга. С 1935 г. он сотрудник популярного джазового журнала «Метроном», а с 1939 г. - его редактор. Его книга - не музыковедческое исследование, это жизнеописание. Оно охватывает весь спектр джазовой жизни 30-40-х гг. В книге много фотографий, ноты и тексты более 30 популярных песен и танцевальных мелодий из репертуара миллеровского оркестра.

    читать дальше



    Саймон Д. "Большие оркестры эпохи свинга"
    -- Книга Джорджа Саймона (1912-2001) «Большие оркестры эпохи свинга» воссоздает важную часть музыкальной жизни XX века. Автор подробно рассказывает об истории развития и становления джазовых и танцевальных оркестров так называемой “эпохи свинга”.
    -- На страницах книги оживают такие великие имена, как Дюк Эллингтон, Гленн Миллер, Каунт Бейси, Пол Уайтмен и многие другие.
    -- Большое количество редчайших фотографий позволяет окунуться в атмосферу тех лет.
    Книга рассчитана на широкий круг читателей.

    читать дальше



    Фейертаг В. "Джаз. Энциклопедический справочник"
    Новое, переработанное и дополненное издание знаменитой джазовой энциклопедии: более 1500 имен музыкантов, которые формировали искусство джаза в нашей стране и в мире.
    Энциклопедический справочник не является простым перечислением фактов в жизни музыкантов. Автор дает свою оценку их деятельности, самостоятельно определяя их место в богатой и достаточно запутанной истории джазовых стилей. Приведенная дискография позволяет читателям, любителям джаза получить представление о главных периодах в жизни каждого исполнителя.
    Издание рассчитано на широкие круги заинтересованных читателей.

    читать дальше


    издать книгу | публикация статей | *как издать книгу | издательство книг | издание книг
    На этой странице: джаз, jazz, джазовая музыка, *история джаза, музыка джаз

    Страницы: <<12>>

    Напечать Барбан Е. "Черная музыка и белая свобода"  Версия для печати


    Если не получается сделать заказ. Не отчаивайтесь - просто напишите письмо на info@piterbooks.ru или позвоните нам по телефону: +7(952) 23-000-23
    Так же Вы можете бесплатно послать нам Обратный звонок запрос - мы перезвоним


    сравните цену на Озоне | |


    С этой книгой так же покупают:

    Наши друзья Новости Ближнего Востока история и современность. Есть ли пути выхода из Сирийского кризиса.
    книжный интернет магазин Приходите в наш книжный интернет-магазин: книги по истории Шумера, психолог-психоаналитик Психоаналитик C-Петербург