Поиск Книжный интернет магазин- книги с доставкой по России. Книжные новинки, книги по психологии, Зигмунд Фрейд, джаз, история Шумера и Месопотамии
Книжный интернет магазин
КНИГИ ПО ПЕТЕРБУРГУ и ВСЕЙ РОССИИ
издание книг
где купить книгу
Прайс на книги
Искать:  
Мамо Капор

ДЖАЗ. Энциклопедический справочник + подарок


Вы искали: " смерть ",
а может попробовать с Главной страницы, либо воспользуйтесь нашим каталогом:
Книги по психологии | где купить ноты | Книги по истории, Египту и востоковедению. |


    Книга " смерть " есть на Ozone!    Книга " смерть " есть в Лабиринте!
 

Можно расширить поиск введя одно из ключевых слов. Попробуйте искать часть названия книги
Так же можно написать нам на
info(злая собака) piterbooks.ru и мы постараемся найти необходимую Вам книгу. Или начните с Главной страницы.

Результаты поиска:



Зигмунд Фрейд Полное собрание сочинений в 26 томах.Том 8. Психопатология обыденной жизни - 1150 р.

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент

Примечательно письмо, которое Фрейд отправляет Флиссу 26 августа 1898 года. В нём он рассказывает, как не мог вспомнить, кто написал стихотворение, посвященное Андреасу Гоферу, и предпринял анализ этого забывания. Забытым оказался Юлиус Мозен. Фрейд тотчас выдает Флиссу три умозаключения:

«1) я вытеснил имя Мозен из-за ряда ассоциаций, 2) в этом вытеснении сыграл свою роль инфантильный материал, 3) вышедшие на первый план имена-заместители сформировались, подобно симптомам, из материала обоих групп. Анализ получился полным, без пробелов, жаль, что не могу его, как и мой большой сон, выставить напоказ»

Причина забывания – смерть маленького брата Юлиуса, событие, о котором Фрейд писал в «Толковании сновидений». Случай забывания имени Юлиуса Мозена – одно из начал коллекции ошибочных действий, одно из начал «Психопатологии обыденной жизни».

«Психопатология обыденной жизни» вышла в свет вскоре после «Толкования сновидений». В январе 1901 года Фрейд завершил работу над рукописью. Подобно «Толкованию сновидений», «Трем очеркам по теории сексуальности» и другим книгам, «Психопатология» после первого издания будет претерпевать изменения, точнее будет разрастаться за счет все новых и новых дополнений.

Как и в «Толковании сновидений», Фрейд обращается к маргинальным явлениям обыденной жизни и наделяет их смыслом. Они – забывания, оговорки, очитки и т.д. – отныне не такие уж и маргинальные, ни в обыденной жизни, где их станут назвать «оговорками по Фрейду», ни в психоаналитической практике, где на них будут обращать особое внимание.

Скорбь сатаны. М. Корелли - 666 руб.

книги в категории: Художественная литература
Но я не пишу с какой-либо надеждой убедить или просветить моих собратьев. Я слишком хорошо знаю их упрямство; я могу судить по своему собственному. Было время, когда мою гордую веру в самого себя не могла поколебать какая-нибудь человеческая единица на земном шаре. И я вижу, что и другие находятся в подобном положении. Я просто намерен рассказать различные случаи из моей жизни – по порядку, как они происходили, – предоставляя более самонадеянным умам задавать и разрешать загадки человеческого существования.
Во время одной жестокой зимы, памятной ее полярной суровостью, когда громадная холодная волна распространила свою леденящую силу не только на счастливые Британские острова, на и на всю Европу, я, Джеффри Темпест, был один в Лондоне, почни умирая с голоду. Теперь голодающий человек редко возбуждает симпатию, какую он заслуживает, так как немногие поверят ему. Состоятельные люди, только что поевшие до пресыщения, – самые недоверчивые; многие из них даже улыбаются, когда им расскажут про голодных бедняков, точно это была выдуманная шутка для послеобеденного развлечения. Или с раздражающе важным вниманием, характеризующим аристократов, которые, задав вопрос, не ждут ответа или не понимают его, хорошо пообедавшие, услышав о каком-нибудь несчастном, умирающем от голода, рассеянно пробормочут: «Как ужасно!» – и сейчас же возвратятся к обсуждению последней новости, чтоб убить время, прежде чем оно убьет их настоящей скукой. «Быть голодным» звучит грубо и вульгарно для высшего общества, которое всегда ест больше, чем следует.
В тот период, о котором я говорю, я, сделавшийся с тех пор одним из людей, наиболее вызывающих зависть, – я узнал жестокое значение слова «голод» слишком хорошо: грызущая боль, болезненная слабость, мертвенное оцепенение, ненасытность животного, молящего о пище, – все эти ощущения достаточно страшны для тех, кто, по несчастию, день ото дня подготовлялся к ним, но, может быть, они много больнее для того, кто получил нежное воспитание и считал себя «джентельменом». И я чувствовал, что не заслуживаю страданий нищеты, в которой я очутился. Я усидчиво работал. После смерти моего отца, когда я открыл, что каждое пенни из его воображаемого состояния принадлежало кредиторам, и что из нашего дома и имения мне ничего не осталось, кроме драгоценной миниатюры моей матери, потерявшей жизнь, произведя меня на свет, – с того времени, говорю я мне пришлось трудиться с раннего утра до поздней ночи. Мое университетское образование я применил к литературе, к которой, как мне казалось, я имел призвание. Я искал себе занятий почти в каждой лондонской газете. Во многих редакциях мне отказали, в некоторых брали на испытание, но нигде не обещали постоянной работы.
Кто бы ни искал заработка одной головой и пером, в начале этой карьеры с ним будут обращаться как с парией общества. Никому он не нужен, все презирают его. Его стремления осмеяны, его рукописи возвращаются ему непрочитанными, и о нем меньше заботятся, чем об осужденном убийце в тюрьме. Убийца по крайней мере одет и накормлен, почтенный священник навещает его, а его тюремщик иногда не прочь даже сыграть с ним в карты. Но человек, одаренный оригинальными мыслями и способный выражать их, считается худшим из преступников, и его, если б могли, затолкали бы до смерти.
Я переносил в угрюмом молчании и пытки, и удары, и продолжал жить – не из любви к жизни, но единственно потому, что презирал трусость самоуничтожения. Я был еще слишком молод, чтоб легко расстаться с надеждой. У меня была смутная идея, что и мой черед настанет, что вечно вращающееся колесо фортуны в один прекрасный день поднимет меня, как теперь понижает, оставляя мне лишь возможность для продолжения существования, – это было прозябание и больше ничего. Наконец я получил работу в одном хорошо известном литературном издании. Тридцать романов в неделю присылались мне для критики. Я приобрел привычку рассеянно пробегать восемь или десять из них и писал столбец громовых ругательств, интересуясь только этими, так случайно выбранными; остальные же оставались без внимания. Такой образ действий оказался удачным, и я поступал так некоторое время, чтобы понравиться моему редактору, который платил мне щедрый гонорар в пятнадцать шиллингов за мой еженедельный труд.
Но однажды, вняв голосу совести, я изменил тактику и горячо похвалил работу, которая была и оригинальна, и прекрасна. Автор ее оказался врагом журнала, где я работал. Результатом моей хвалебной рецензии произведения ненавистного субъекта было то, что личная злоба издателя взяла верх над добросовестностью, и я лишился заработка. После этого мне пришлось влачить бедственную жизнь наемного писателя, живя обещаниями, которые никогда не выполняются, пока, как я сказал, в начале января, в разгар лютой зимы, я не очутился буквально без гроша, лицом к лицу с голодной смертью, задолжав месячную плату за свою убогую квартирку, которую я занимал на одной из глухих улиц, недалеко от Британского музея.


Старая цена - 950 руб.


История Османского государства, общества, цивилизации. Э. Исханоглу

книги в категории: История
привязанный к Мустафе. Мечеть, которую Сулейман для него построил, хорошо видна из
дворца. После последней реконструкции, проведенной в конце XIX века султаном Абдул–
Хамидом II, ее внешний вид значительно изменился, но она все еще возвышается на склоне
холма, в квартале Джихангир, расположенном напротив той стороны бухты, где находятся
старые кварталы Стамбула.
Насильственная смерть Мустафы не положила конец неурядицам в семье Сулей–
мана, поскольку, как это уже случалось прежде, вместо него появился самозванец, «Лже»–
Мустафа, который возглавил мятеж на Балканах. В своем датированном июлем 1556 года
письме из Стамбула посол Фердинанда, барон Огиер Гизлен де Бус–бек (принимавший уча–
стие в длительных переговорах о мире в Венгрии) сообщал о том, что сын Сулеймана и
Хюррем, ее любимец, принц Баязид, подозревается в том, что он спровоцировал этот мятеж.

Выборг. Весна 1918

книги в категории: История
[size=5]
\"Меня расстреляли без суда. Я. Остроухов.

Передайте, кто найдет, жене, - Куоккала, А. И. Остроуховой\".
[/size]
[size=4]\"Дети, я умер, дорогая Шурочка, береги детей, отбрось страх и смело перенеси случившееся. Я спокоен, иду смело на смерть. Люблю вас всех. Помните, дети, меня и не оставляйте маму. Уезжайте из Куоккала.

Ваш Яша.
Куоккала, Зубн. врачу Александре Ивановне Остроуховой\".[/size]


Будет хуже если за наш рубль будут давать морду.

книги в категории: История
8 июня 1893 г. был утвержден еще один закон, входивший в комплекс мер правительства по обузданию спекуляции с рублем, — «О некоторых изменениях в постановлениях о биржах». Он повторял те изменения, которые предлагал внести С. Ю. Витте в качестве временных мер для усиления надзора за биржами еще в марте. По этому закону производить на бирже операции с фондами, векселями и валютой без посредничества маклеров дозволялось лишь «владельцам или представителям действующих в России торговых, промышленных и банкирских предприятий»36. Приказчики и конторщики могли участвовать в биржевых операциях только за счет своих хозяев, которые несли ответственность по всем заключенным ими сделкам. За нарушение на бирже тишины и порядка, за распространение на бирже заведомо ложных слухов, за участие в недозволенных операциях, за незаконное маклерство или обращение для посредничества к неприсяжным маклерам виновные по постановлению Биржевого комитета лишались права посещать биржевые собрания сроком до одного года. Маклерские книги, куда маклеры были обязаны заносить все совершенные при их посредничестве биржевые сделки, подвергались ревизии со стороны Министерства финансов, а министру финансов предоставлялось право увольнять маклеров с должности в случае обнаружения каких-либо злоупотреблений с их стороны.

Наконец, высочайше утвержденным 3 июня 1894 г. мнением Государственного совета министру финансов было предоставлено право требовать от банкирских заведений (банкирских домов, контор и меняльных лавок) сведений и объяснений о производимых ими, по преимуществу на бирже, операциях с ценными бумагами38. Этот закон давал право Министерству финансов проверять банкирские заведения и принимать по отношению к ним репрессивные меры.
После того как были приняты перечисленные выше меры, резкие скачки вексельного курса прекратились, а колебания его в течение более значительных промежутков времени постепенно уменьшились. К 1895 г. колебания курса рубля уже не превышали нормальных изменений вексельных курсов между странами с металлическим обращением. Так, например, курсовые колебания в процентном отношении к низшему вексельному курсу С.-Петербурга на Лондонской бирже составляли в 1890 г. — 19,5%; в 1891 г. — 28,4%; в 1892 г. — 9,6%; в 1893 г. — 6%; в 1894 г. они свелись к 1,94%, а в 1895 г. не превышали 0,54%.

Между тем в течение этих лет произошли важные политические и экономические события, имевшие мировое значение и затрагивавшие интересы России: временный разрыв торговых отношений с Германией; смерть Александра III; китайско-японская война; осложнения на Балканах и в Малой Азии. Курс рубля, прежде испытывавший на себе влияние и менее значительных обстоятельств, оставался почти на одинаковом уровне.


Когда осенью 1894 г. заграничные спекулянты все же попытались поколебать курс русского рубля, они понесли значительные убытки. В октябре 1894 г. на Берлинской бирже при первых известиях о болезни Александра III усилилась игра на понижение курса рубля. Тогда С. Ю. Витте, как в свое время И. А. Вышнеградский, пошел на решительные меры: при помощи некоторых банкиров40 были изъяты из обращения все свободные рубли (в два дня было закуплено на 30 млн руб. по курсу 219 мар. за 100 руб.), а в день ликвидации сделок Витте потребовал предоставления наличности. Рублей не оказалось, и срок ликвидации пришлось отложить, но и это им не помогло. Курс кредитных билетов дошел до 236 мар. за 100 руб., при высших вексельных курсах в то время 220,7 мар. за 100 руб. В результате немецким спекулянтам пришлось идти «с покаянием к Витте» и просить о продаже им кредитных рублей, необходимых для исполнения обязательств. С. Ю. Витте после переговоров согласился предоставить им 3 млн кредитных рублей по 234 мар. за 100 руб. Полагали, что спекуляция потеряла на этом 20 млн руб., составивших прибыль русской казне и увеличивших свободную наличность казначейства41. Берлинские биржевики также дали обещание русскому министру финансов впредь больше не участвовать в спекулятивных операциях с рублем42.
Эта акция С. Ю. Витте, как и другие мероприятия, способствовала стабилизации курса рубля накануне введения золотого обращения в России.

Предшкольный бум, или Что нужно знать родителям будущих первоклассников

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент
[size=3]Мамо Капор \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя,
чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу


_________________________

Северная Аврора - Спец. выпуск (№17)

книги в категории: Художественная литература

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Зинкевич–Евстигнеева Т., Фролов Д. \"Как женщине понять мужчину\"

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Зинкевич–Евстигнеева Т., Фролов Д. \"Как женщине понять мужчину\"

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Шапиро А. \"Секреты знакомых предметов. Яйцо\"

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Агеева И. \"Успешный учитель: тренинговые и коррекционные программы\"

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Макартычева Г. \"Коррекция девиантного поведения. Тренинг для подростков и их родителей\"

книги в категории: Психология, педагогика, менеджмент
Еще книги Сергея Зелинского на нашем сайте:

[size=3]\"Слуга олигарха\"[/size]
Яркий, увлекательный и жесткий психологический триллер.
Россия 90-х... Недавнее прошлое страны сплелось в судьбах двух случайно встретившихся бывших однокурсников, один из которых стал преуспевающим бизнесменом, а другой, безработным, согласившимся принять предложение, от которого «невозможно отказаться». И только потом осознавшим, какую за это приходится платить цену...
Жизнь и смерть, деньги и власть, любовь и секс – вот основные вопросы, поднимаемые автором на страницах романа. Всё предопределено. Каждый несёт свою долю ответственности за предательство и малодушие… Автор умело подводит персонажей к трагическому финалу, в лучших традициях психологического триллера.
...Общая канва рассказов – стремление заглянуть в подсознание; ответить на вопрос: что скрывается в глубинах психики.
Герои рассказов, в той или иной степени, психопатологичны, что позволяет автору не только максимально раскрыть внутренний мир каждого из них, но и помочь вдумчивому читателю что-то новое открыть для себя уже в вопросах понимания своей собственной психики...
узнать подробности и купить эту книгу

[size=3]\"Иллюзия реальности\"[/size]

Соколинская В. \"Очищение кишечника и печени\"

книги в категории: Медицина

[size=3]Капор М. \"Сараевская трилогия: Хроника потерянного города\"[/size]
Впервые на русском языке три романа \"сараевской серии\" признанного классика сербской литературы Момо Капоры, писателя, чье имя стоит в одном ряду с именами Б. Чосича и М. Павича...
В книге объединены три романа «сараевской серии» (Хранитель адреса, Последний рейс на Сараево, Хроника потерянного города) признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...
«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ!.
Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»
узнать подробности и купить эту книгу

__________________________


Книжная серия \"Славянская кАРТа\"

книги в категории: Художественная литература
___________________

Всеволодов Р., Лукин Е., Капор М. \"ТРИ СЛОВА О ВОЙНЕ: \"Немецкая девушка\", \"Танки на Москву\", \"Смерть? Это не больно!\"
Сборник повестей и рассказов о трех войнах.
Повесть «Немецкая девушка» показывает тихий ужас опустошенных территорий. Состояние войны не только снаружи, но и в душе каждого человека. Маленькие рассказы, из которых состоит произведение, написаны современным языком, позволяющим почувствовать реальный запах войны.
Повесть «Танки на Москву» отображает чеченскую кампанию без громких слов и морализаторства. Столкновение со смертью — как проверка человечности...
Сборник рассказов выдающегося сербского писателя Момо Капора — о боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Автор, не расставляя акцентов, просто фиксирует события и истории; получается пронзительная картина жизни современного человека в абсурдной нелогичной атмосфере войны.
узнать подробности и купить эту книгу



Капор М. \"Хроника потерянного города. Сараевская трилогия\"

книги в категории: Художественная литература
Хранитель адреса,
Последний рейс на Сараево,
Хроника потерянного города
признанного классика сербской литературы Момо Капоры. Они были написаны за время военных действия в Боснии, Герцеговине и Краине, где автор был военным корреспондентом, и состоят из причудливым образом переплетеных войны и мира, юмора и слез, любви и ненависти...

«Линия огня — это линия жизни и смерти. Находясь на ней, человек получает самый важный урок в своей жизни — как справиться со страхом смерти. Как-то я проходил мимо танка, на котором было написано: СМЕРТЬ НЕ БОЛИТ! Говорят, что за мгновение перед смертью за одну единственную секунду в уме человека проносится вся его жизнь. Это идеальный роман, который каждый держит у себя в уме, но никто не может написать. На линии огня люди молчат, а слова редки и дороги. Не бойся свиста пули, не услышишь той, которая попадет в тебя…»

Возмутительнее всего, что ни в одном из романов, рассказов и повестей Капора и близко не слышно той интонации, которую принято сегодня называть словечком «виктимная». Он не жалуется. Что угодно — рассказывает байки, смеётся, стискивает зубы, проклинает, молится, читает оттоманскую хронику или православный псалом — но только не выжимает слезу. Даже говоря о вещах, о которых, казалось бы, уже давно стало хорошим тоном рассказывать с позиции жертвы — а она при нынешней общеевропейской, да и общемировой, моде сулит немалую выгоду.



книжный интернет магазин Приходите в наш книжный интернет-магазин: книги по истории Шумера, Скорбь сатаны Скорбь Сатаны C-Петербург