Книжный интернет магазин
КНИГИ ПО ПЕТЕРБУРГУ и ВСЕЙ РОССИИ
издание книг
где купить книгу
Прайс на книги

  • Музыка
  • История
  • Психология, философия, педагогика, менеджмент
  • Филология, поэзия, гуманитарные дисциплины
  • Книги для детей
  • Искусствоведение, реставрация
  • Лошади, коневодство
  • Спорт, увлечения, хобби, досуг
  • Художественная литература
  • Медицина
  • DVD в подарок
  • Наука и техника, бизнес
  • Книжные новости
  • Редкая музыка: mp-3, биографии, информация, тексты



  • Хотите получать наши новости

    доставка книг КОГДА МНЕ ДОСТАВЯТ КНИГУ?
    Обычно доставка осуществляется за несколько дней.
    При единовременном заказе нескольких книг стоимость доставки существенно уменьшается ... подробнее


    церковный раскол
    Падение Третьего Рима

    история старообрядчества


    последствия церковной реформы никона


    Реформы патриарха Никона
    в нетрадиционном ракурсе




    Момо Капор


    Зигмунд Фрейд

    Психоанализ Зигмунда Фрейда
    Зигмунд Фрейд. Полное собрание сочинений
    Полное собрание сочинений Фрейда
    7 ТОМОВ

    СКИДКА на 7 томов полного собрания сочинений Фрейда!

    _________________________

    ИСТОРИЯ СТАРОЙ КВАРТИРЫ

    ВЕЩИ НЕ ЛГУТ
    - 100 лет в истории одной семьи

    Эта книга недетский
    разговор про историю нашей страны.
    Через маленькие трагедии и радости обычных людей.
    Через вещи, забытые на пыльных антресолях.
    Каждая страница - это целая эпоха, со своими маленькими радостям и печалями, и главным персонажем этой книги является время.
    История старой квартиры. Анна Десницкая, Александра Литвина

    Книга года для детей

    и взрослых
    подробнее

    Штурм Грозного

    Штурм Грозного

    ИСТОРИЯ РОССИИ И ЧЕЧНИ


    _________________________

    УПРАВЛЕНИЕ
    МИРОВОЗЗРЕНИЕМ

    концепция развитого социализма
    Развитый социализм, зрелый капитализм
    и грядущая глобализация

    глазами русского инженера

    психология манипуляции



    _________________________

    питерский
    БИТНИК

    битники субкультура
    Она - всегда на грани существования.
    Экзистенция.
    От бомжового музыканта у метро
    до Элвиса.
    Нужно только
    выйти на своей остановке.
    Вместе.


    книга рок
    книга рок

    Каталог
    джазовых
    книг

    Все книги о джазе

    ДЖАЗОВАЯ
    БИБЛИОТЕКА
    Самые важные
    книги о джазе

    на русском языке


    Современная поэзия

    Издательство ищет авторов

    издание поэзии



    У нас лучшая цена на книги в интернете!

    Не верите? сравните цены в других интернет магазинах!
       
      на Озоне         на Read.ru




    НАШИ ДРУЗЬЯ
    История. Книги по Египту и Месопотамии

    Книжные шкафы, библиотеки Отличный вариант для ваших книг

    Музыка

    Мошков К. "Индустрия джаза в Америке"

    Книга о современной джазовой жизни в Америке. Автор рассматривает жизнь джазового сообщества США с точки зрения не только музыкантов, но и людей музыкальной индустрии: преподавателей, владельцев джаз-клубов, организаторов фестивалей, продюсеров, джазовых

    купить Мошков К. "Индустрия джаза в Америке"


    книги на сайте *
    самые популярные книги *
    авторам * книги издательства"СКИФИЯ" * *как издать книгу
    история джаза все ДЖАЗОВЫЕ книги


    В настоящее время книга закончилась на нашем складе. Но вы можете оставить свою заявку и мы обязательно с вами свяжемся при появлении этой книги в нашем магазине



    Кирилл Мошков
    Индустрия джаза в Америке

    Серия: Мир культуры, истории и философии
    Издательство: Лань, Планета музыки,
    Санкт-Петербург, 2008 г.
    Твердый переплет,
    512 стр., иллюстрации
    ISBN 978-5-8114-0852-8
    Тираж: 1500 экз.
    Формат: 84x108/32



    К. Мошков: "Индустрия джаза в Америке"

    Интервью автора книги на РАДИО РОССИИ
    (по материалам сайта www.radiorus.ru)
    интервью Михаила Митропольского
    )



    В студии – главный редактор сразу же двух изданий: интернетовского "Jazz.ru" и печатного "Джаз.Ру" Кирилл Мошков.



    – Пришёл К. Мошков не просто так, а потому, что его сделать это попросил автор этой программы. В жизни самого Кирилла и всего российского джазового сообщества – очень важное событие. Кирилл Мошков на материале, который он в течение многих последних лет регулярно собирал, наезжая в США, сделал книгу, очень специфическую, которая у нас в стране никогда до этого не появлялась. Вообще, в последнее время немало людей считают себя сочинителями книг, в том числе и джазовых. Не все эти книги выдерживают критику, но вот эта книга уникальна тем, что предмет, который в ней исследуется, не был ещё предметом рассмотрения в отечественной джазовой истории. Не так ли?

    Мошков: Вообще, осторожно говоря, это первая книга об американском джазе на русском языке, которая не является переводом или компиляцией, то есть она не составлена из разных источников. Это не энциклопедия и не пересказ истории джаза, а книга о современном состоянии индустрии джаза. Книга так и называется "Индустрия джаза в Америке".

    Что имеется в виду под "индустрией джаза"? Не надо представлять себе заводы, из которых извергается расплавленный металл, но надо понимать, что джаз – это самая узкая и, простите за прозу, самая малооплачиваемая часть американской музыкальной индустрии. Американская музыкальная индустрия – это вообще огромная отрасль с оборотом порядка миллиардов долларов в год. На джаз во всей этой огромной империи приходится всего 3-3,5 процента, но тем не менее именно в этой маленькой области сосредоточено огромное количество музыкантов самого высокого уровня. И хотя заработки музыкантов, которые играют рок-музыку или кантри, гораздо выше, огромное количество молодых музыкантов продолжают стремиться именно в джаз. Просто потому, что это высочайший уровень, которого они могут достигнуть.

    – Правильно ли я понимаю, что эта часть музыкальной индустрии работает на ремесло, которое осваивают музыканты, а потом они уже занимаются какими-то другими музыкальными делами. То есть, джаз – это ремесло высочайшего уровня и это главный стимул для этих людей, так?

    Мошков: Для того чтобы заниматься искусством, нужно, безусловно, овладеть ремеслом. И система образования в США, как нигде, даёт именно это ремесло, умение пользоваться базовыми основами импровизации, технику игры, гармонии, то есть всё то, что изучают джазовые музыканты. Я в своей книге рассматриваю индустрию джаза именно начиная с системы джазового образования, от фундамента.

    Дальше мы по мере того, как развиваются музыканты, проходим все последующие ступени становления джазового музыканта: джазовые клубы, джазовые фестивали, фирмы грамзаписи, продюсеры. Ну и представлены люди, которые занимаются осмыслением джаза, – музыкальные журналисты, радиоведущие, историки джаза, люди, которые занимаются изучением теории джаза. В США существует несколько академических институций, не сказал бы, что институтов, но научно-исследовательских групп, которые занимаются изучением джазовой истории и теории. И всё это есть в данной книге.

    Построена она почти на 40 интервью с людьми, которые непосредственно работают в индустрии джаза, начиная от преподавателей и заканчивая исследователями.

    – Можно ли сказать, что единственное, чего нет в этой книге, так это собственно разговора о музыкантах и стилях, того, о чём обычно принято писать в джазовых книгах, джазовой критике или статьях. Вот этого в вашей книге, видимо, нет?

    Мошков: Там есть, безусловно, музыканты, но в той степени, в какой они сами вовлечены в то, как работает джазовое сообщество. Допустим, в книге есть интервью с выдающимся саксофонистом, композитором и аранжировщиком, идеологом нью-йоркского движения "даунтаун авангард" Джоном Зорном. Но Джон Зорн в нём предстаёт не как саксофонист, не как композитор и даже не совсем как продюсер, а как руководитель фирмы грамзаписи. Известно, что у него есть своя фирма грамзаписи, и он очень подробно, интересно и поучительно рассказывает о том, как именно такая фирма грамзаписи, ориентированная именно на авангард, может работать, как она выживает, каковы экономические и творческие основы её деятельности. И это очень интересно.

    Книга Кирилла Мошкова ''Индустрия джаза в Америке''

    – Как тебе пришла в голову мысль написать книгу именно в этом направлении?

    Мошков: Так получилось, но я просто очень много писал об этом как журналист. Меня всегда интересовало, как тикают часики, как шевелятся колёсики, которые заставляют сложный организм двигаться. И когда я начал заниматься два десятилетия назад изучением джаза, то обнаружил, что это такая же индустрия, как и другие отрасли музыкальной индустрии, что там есть свои герои, находящиеся за сценой, которых не видит публика, но без которых создание этой музыки, а главное – донесение её до публики, невозможно. Первыми моими героями стали продюсеры, и я очень горжусь, что мне удалось встретиться, поговорить (с некоторыми даже не один раз) с такими легендарными фигурами, как продюсер Джордж Авакян (George Avakian), с человеком, который вообще придумал понятие "джазовый альбом".

    – Сколько ему сейчас лет?

    Мошков: Сейчас ему уже к 90, примерно 88 лет, но он всё ещё в здравом уме и твёрдой памяти, пишет книгу о своей жизни. Мы с ним дважды встречались в Нью-Йорке во время больших интервью, одно из которых и вошло в книгу. В нём он рассказывает о своём опыте общения с мадам Фурцевой, секретарём ЦК КПСС, бывшим министром культуры Советского Союза, о том, как ему, единственному из граждан США, был вручён орден Ленина в 1990 году непосредственно перед распадом СССР. По-видимому, он первый и последний американец, награждённый этим орденом.

    – Лишние ордена тогда остались?

    Мошков: Сейчас трудно сказать, чья это была инициатива, он и сам не знает. Я предполагаю, что покойного Юрия Сергеевича Саульского, который состоял с ним в тесных дружеских отношениях. Но факт есть факт. Последний советский посол в Вашингтоне вручал ему орден Ленина. И поскольку Джордж Авакян был не в курсе, он спросил, что это какой-то специальный орден, может быть, третьей степени, на что посол ответил, что орден Ленина бывает только одной степени – первой. Она же и последняя.

    – Так за что всё-таки был вручён орден?

    Мошков: За укрепление культурных связей между Советским Союзом и США. Не будем забывать, что именно Джордж Авакян при том, что он был продюсером грамзаписи, первым привёз в Советский Союз оркестр Бенни Гудмена (Benny Goodman) в 1962 году, именно он привёз оркестр Теда Джонса и Мела Луиса (Thad Jones & Mel Lewis Jazz Orchestra) в 1973 году, именно он привёз квартет Чарльза Ллойда (Charles Lloyd), который, к сожалению, не выступил в Москве, но выступил в Таллине.

    – Все равно это было обозначено на пластинке, как выступление Чарльза Ллойда в СССР.

    Мошков: На пластинке было написано "Чарльз Ллойд в СССР", и на обложке была группа Чарльза Ллойда на Красной площади, но сама запись была сделана в Таллине, потому что в Москве они просто не выступили.

    – Вообще говоря, мне кажется, что орден-то надо было вручать Уиллису Коноверу (Willis Conover), поскольку на его передачах выросло огромное количество людей в нашей стране, джазменов и не джазменов, просто любителей джаза. Вот он, наверное, больше его заслужил. И ордена наверняка у нас оставались, можно было бы ему дать.

    Мошков: К сожалению, мне не удалось встретиться с легендарным радиоведущим, потому что он умер за два года до того, как я первый раз попал в США. Это произошло в 1996 года, а я только в 1998 году впервые там побывал, но в этой книге есть ещё несколько радиоведущих, людей, которые рассказывают о том, что собой представляет нынешнее джазовое радиовещание.

    Такое есть. Чтобы обозначить его пределы, скажу: в США есть 3 тысяч радиостанций, передающих рок-музыку, 2 тысячи радиостанций, передающих музыку в стиле "кантри", 1,5 тысячи радиостанций, передающих религиозную музыку, и 37 радиостанций, передающих джаз.

    – Тоже неплохо. Как книга называется?

    Мошков: Называется она "Индустрия джаза в Америке". Выпустило её санкт-петербургское издательство "Планета музыки". 25 июля я представил эту книгу в Санкт-Петербурге на джазовом пароходе, который ходит по Неве. 30 июля – в Москве в Библиотеке иностранной литературы в Американском центре в Москве.

    – Сейчас бы мне хотелось обратить внимание слушателей на ту часть книги, которая посвящена джазовому образованию. Многие учатся музыке так или иначе, а некоторые – джазу, судя по письмам, которые приходят в адрес программы. А поскольку Кирилл Мошков, кроме своей журналистской и продюсерской деятельности, занимается ещё и отправкой отечественных музыкантов на обучение в США, эта область должна ему близка.

    Мошков: Ну, отправкой на обучение – это сказано очень громко. Последние четыре года я являюсь номинатором программы "Открытый мир", которую спонсирует библиотека Конгресса США. Заключается она в том, что ряд российских молодых музыкантов имеют возможность поехать на стажировку в США, на 2-3 недели. Но сейчас эта программа уже завершается. По ней более 100 российских музыкантов съездили или должны были поехать. Помимо этих десятков молодых музыкантов, которые побывали в крупнейших джазовых школах США, выступали на фестивалях, работали с крупными преподавателями, есть ещё целый ряд отечественных музыкантов, которые сами по своей воле благодаря везению самостоятельно попали на обучение в систему американского джазового образования.

    Российская джазовая пианистка Александра И я хотел бы предложить послушать запись такого музыканта. Это пианистка, выпускница Московского училища им. Гнесиных. Она уже много лет живёт в США. Закончила известный в стране, наверное, лучший, колледж в Бостоне, который называется Berklee College of Music. У нас он известен просто как самый известный, замечательный и знаменитый, хотя на самом деле он даже не входит в "десятку" самых крупных и известных американских джазовых школ, но он специализируется на международных студентах, поэтому хорошо известен за рубежом.

    Именно в колледже Бёркли в Бостоне училась российская пианистка Саша Самсонова (Alexandra "Sasha" Samsonova) и ещё один музыкант из России, который продолжает обучение в этом колледже, саксофонист Николай Моисеенко. Он и спродюсировал эту пластинку. Вместе с пианисткой Сашей Самсоновой и саксофонистом Николаем Моисеенко (Nikolay Moiseenko) на ней играют контрабасист из Кореи Хогю Хван (Hogyu Hwang) и барабанщик Ли Фиш (Lee Fish). Такой вот бостонский ансамбль с двумя русскими музыкантами – типичный продукт американского джазового образования.


    – Книга "Индустрия джаза в Америки", по-видимому, весьма поучительная. Кого можно этой книгой поучать?

    Мошков: Как сказать. Я сомневаюсь, что эта книга может быть интересна миллионам. Конечно, у неё и не миллионный тираж. Естественно, это всё-таки достаточно специальное исследование, которое может и должно быть интересно прежде всего молодым музыкантам, которых у нас в стране не одна сотня и даже не одна тысяча. Потому что практика показывает, что такие вещи, как вообще функционирует музыкальная индустрия, что люди делают в музыкальной индустрии помимо того, что играют в клубах, для молодых музыкантов не всегда понятны. Я сам как интернет-журналист постоянно сталкиваюсь в интерактивном общении с нашими читателями с тем, что некоторые вещи, которые мне кажутся основополагающими и элементарными, им совершенно не понятны. Например, что делает продюсер? Какова его функция?

    – Но продюсеры разные бывают. Например, саунд-продюсер…

    Мошков: Я говорю просто о продюсере. Какова в грамзаписи функция продюсера? И когда отвечаешь кратко, что продюсер производит запись, это добавляет в умы молодых не много ясности, потому что в России так не принято, так не работают. У нас, как правило, всё начинается с того, что музыканты сами записывают свой материал, а потом кто-то этот материал выпускает.

    В американской музыкальной индустрии всё обстоит не так. Там есть фигура продюсера, который является посредником между фирмой грамзаписи, музыкантами, и он зачастую оказывает решающее влияние не только на выбор материала для пластинки, не только на настроение пластинки, но и на её звучание и в конечном счёте на её продажи. То есть, он берёт на себя ответственность: своим коммерческим чутьём сделать пластинку такой, чтобы она не только принесла творческое удовлетворение музыкантам, но и была ещё кем-то услышана, то есть куплена.

    – Продюсер ещё и финансирует работу?

    Мошков: Скажу так: он находит финансирование. Это вовсе не обязательно его собственные деньги, но тем не менее продюсеры в истории джаза – это очень большая сила. И в моей книге есть продюсеры. Есть Джордж Авакян, есть Джон Зорн, есть люди, которые в нашей терминологии называются звукорежиссёрами, а в американской терминологии они называются звуковыми инженерами. В американской грамзаписи они, как правило, не принимают продюсерских решений, то есть режиссёрских решений. Но они принимают решения инженерные, которые оказывают колоссальное воздействие на то, как будет звучать музыка. Именно поэтому есть группа звукоинженеров, к которым стоит буквально очередь. Потому что если этот звукоинженер в своей привычной студии запишет конкретную пластинку, это будет знаком качества и будет означать, что пластинка будет звучать так, как она должна звучать.

    В книге есть интервью с выдающимся звукорежиссёром Джимом Андерсоном (Jim Anderson). Там есть большой портретный очерк о корифее джазового звука Руди ван Гелдере (Rudy Van Gelder), который записал весь классический каталог Blue note в одной и той же своей личной студии в Нью-Джерси. В общем, это, как мне кажется, книга, которая многие вещи объясняет, показывает, как тикают джазовые часики, как поворачиваются какие колесики, чтобы слушатели услышали то, что они слышат.

    – У самих американцев есть подобные исследования о джазовой среде?

    Мошков: Есть очень интересная книга хорошего, талантливого британского автора, изданная в США и произведшая там небольшой фурор. Зовут его Стюарт Николсон (Stuart Nicholson). Книга называется "Умер ли джаз? Или просто сменил адрес?" ("Is Jazz Dead? Or Has It Moved To A New Address"). Вот он пытается рассмотреть джаз в комплексе, именно как явление музыкальной индустрии, как художественное явление, которое существует в рамках шоу-бизнеса. Как бы это смешно ни звучало, но джаз – это тоже часть шоу-бизнеса. И надо сказать, что Николсон – полемист, несколько перехлёстывает во многом. Он создаёт много ярких образов, делает много каких-то спорных умозаключений, которые тем не менее заставляют читателя задуматься о том, что реально происходит в музыке. Почему, например, современная музыка, не только джаз, но и рок-музыка, и поп-музыка, завалена огромным количеством трибьютов, то есть посвящений чему-то, римейков, то есть воспроизведениями чего-то, что уже было сделано, то есть бесконечным возвращением назад, к собственным корням, к бесконечным исследованиям того, что было. Вот над этим вопросом Николсон предлагает подумать.

    Надо сказать, что мне очень помогло знакомство с его книгой. Я в значительной степени ряд положений собственной книги пересмотрел после того, как прочитал книгу "Умер ли джаз? Или просто сменил адрес?". Но это не значит, что я следую за Николсоном, потому что с теми выводами, которые он делает, я абсолютно не согласен. Потому что джаз гораздо в более здоровом положении сейчас в США во всяком случае, чем это было 20-25 лет назад, когда посещаемость джазовых клубов, джазовых фестивалей катастрофически упала, а продажи были значительно ниже, чем сегодня.

    В настоящее время индустрия грамзаписи во всем мире вступила в период полного кризиса и, видимо, краха в том виде, в каком мы её знали. Она перестанет существовать в ближайшие пять лет. Но при этом джаза продаётся больше, чем продавалось 25 лет назад. Другое дело, что нельзя больше считать по количеству копий пластинок, проданных в магазинах, потому что значительное количество музыкантов продают свою музыку через Интернет и значительное количество музыкантов продаёт свои пластинки в основном только на концертах. Вот пример, правда, это не совсем джазовый коллектив из Нового Орлеана, но очень близкородственный джазу.

    Называется он "The Dirty Dozen Brass Band". Так вот он продал за 2006 год несколько сотен пластинок через магазины, несколько тысяч – через Интернет и порядка десятков тысяч – на своих собственных концертах. Можно сказать, что структура музыкальной индустрии радикально меняется.

    И мы сталкиваемся с тем, что из всех музыкальных жанров джаз как раз чувствует себя достаточно здоровым, потому что у него сейчас огромное количество здоровых музыкантских сил. Музыкантов просто очень много.

    – Полагаю, что, к сожалению, не только этим определяется здоровье той или иной части музыки, но ещё и потребностями общества в ней. Как бы ни были интересны музыканты, сколько бы их ни было (а у нас таких музыкантов, которые готовы отдаваться творческой музыке, гораздо меньше), но потребность общества очень невелика в этой музыке, и это убивает, расхолаживает. Музыкант ведь – это существо не очень жизнеспособное, его надо очень любить, иначе он хиреет, болеет и…

    Мошков: С этим я согласен, но я бы поспорил с тем, что джаз в плохом положении. Да, 3-3,5 процента от всей музыкальной индустрии, но если посчитать это в абсолютных цифрах, то окажется огромное количество народа, который слушает джаз. Это же миллионы людей. Так что, думаю, здесь всё в порядке. Если пойти на средний джазовый фестиваль в Америке, мы увидим тысячи людей в залах или на открытых площадках. Люди приходят и платят свои деньги. Или, наоборот, не платят деньги, есть фестивали со свободным входом, но там есть какие-то спонсорские обязательства и т.д. Но тем не менее люди приходят, их гораздо больше, чем было. Об этом говорят сами организаторы.

    Что же касается музыкантов, то здесь сложная проблема. О ней как раз говорит Джордж Авакян в книге: "Музыкант сейчас находится под огромным давлением прошлого. Приходя на рынок, он конкурирует не с собственными ровесниками-музыкантами, а с Джоном Колтрейном и Чарли Паркером".

    – Это очень верное наблюдение, хотя, конечно, огромное количество людей, которые приходят на джазовые фестивали в России, думаю, что в Америке примерно то же самое, не очень хорошо знают творчество того же Паркера или Колтрейна. Имена, может, знают, но им сравнивать, наверное, приходится не по именам, а по музыке.



    – Хотелось сказать, что эта книга в высшей степени была бы полезной в первую очередь музыкальным студентам, и не только джазовым, потому что все эти границы очень условны. Им надо знать не только о том, как учат музыке в США, но и о том, как эта музыка функционирует, что с ней потом можно делать, как из неё можно конструировать своё музыкальное и бизнес-музыкальное будущее. То есть, как участвовать в шоу-бизнесе, потому что джаз есть его часть.

    И ещё. Мне приходилось встречаться с людьми, которые проходили это образование и у нас, и в США. Многие из них говорили, что разница огромна. Может быть у тебя есть какой-то характерный пример из иностранных студентов, которые обучаются там и чувствуют всё это на своей шкуре?

    Мошков: Начать надо с того, что система высшего образования в России и в США абсолютно по-разному построены и работают. То есть, запас знаний, который даётся обучающемуся человеку на разных ступенях, совершенно различный. Американец выходит из средней школы совершенно с другим набором знаний, нежели русский, который выходит из средней школы. То же самое происходит после первых четырёх лет обучения в высшем учебном заведении. Потом есть ещё postgraduate education. В нашем понятии аспирантура, но на самом деле это образование аспирантурой не является.

    Но надо читать книгу. Например, те, кто у нас прошёл систему отечественных музыкальных училищ и сдал сольфеджио на "отлично", могут на курс ear training в американском учебном заведении не записываться, потому что им это уже не нужно. Вот в этом преимущество отечественного музыкального образования.

    – Давай проиллюстрируем систему американского джазового образования на примере тех людей, которые в России уже достаточно хорошо известны. Скажем, молодёжь, которая в какой-то момент начала окружать мэтра Чика Кориа, это ведь тоже продукт американского джазового образования. В том числе в высшей степени в последнее время популярный у нас человек – контрабасист Авишаи Коэн (Avishai Cohen).

    Мошков: Да. Это типичный пример международного студента, который приехал в Америку поучиться, никого не знал, совершенно не имел никаких контактов, и с самых элементарных ступеней поднялся на вершину американского шоу-бизнеса.

    – Более того, он ведь сменил и инструмент. Когда-то он был пианистом.

    Мошков: Но приехал в США он уже как контрабасист.

    – Кстати, он как контрабасист успел ещё в 90-е годы с великим отечественным саксофонистом Романом Кунсманом поиграть. Но фортепиано он осваивал, как следует. Он умеет пользоваться этим инструментом.

    Мошков: Как стоило бы уметь любому хорошему басисту.

    – Он, кстати, показывал это, когда приезжал с Чиком Кориа в Большом зале консерватории. В какой-то момент они просто поменялись инструментами.






    ______________________

    библиотечка статей сайта:

    Duke Ellington
    (биография)



    ЭЛЛИНГТОН, ЭДВАРД КЕННЕДИ «ДЮК» (Ellington, Duke) (1899–1974), афроамериканский джазовый музыкант, композитор, пианист. Родился в Вашингтоне (округ Колумбия) 29 апреля 1899. В отличие от большинства джазменов первого поколения, получил прозвище Duke («Герцог») подростком за подчеркнутое внимание к своей одежде...
    читать дальше
    ________________________



    Если Вас заинтересовала эта книга - советуем обратить внимание:


    Владимир Фейертаг "История джазового исполнительства в России"
    Исторические очерки рекомендуются в качестве учебного пособия студентам факультетов «Музыкальное искусство эстрады» как высших, так и средних специальных учебных заведений, а также всем любителям джаза. Становление джазового исполнительства в России – важнейшая часть курса «Истории джаза». Книга не претендует на исчерпывающее историческое исследование, но намечает важнейшие тенденции в развитии этого вида музыкального искусства на разных исторических этапах в истории музыкальной культуры нашей страны.
    Из книги: ".. В нашей стране, начиная с семидесятых годов ХХ века, все справочные издания предлагают абсолютно одинаковое и, пожалуй, самое точное определение: джаз — род профессионального музыкального искусства. Это означает, что джаз, как и любой вид музыки, опирается на вечный и великий триумвират таких элементов, как мелодия, гармония и ритм. С одной поправкой: располагаются эти элементы в иной последовательности — ритм, гармония, мелодия. И нас не должно смущать то обстоятельство, что мелодия — эта «душа музыки» — оказалась на последнем месте.......".
    подробнее
    _____________________________


    "Джаз в России. Краткий энциклопедический справочник"
    Краткий энциклопедический справочник "Джаз в России" является логичным продолжением книги ДЖАЗ. ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК. В фокусе внимания автора - история джаза в Советском Союзе и современной России: хронология фестивалей, история джаз-клубов, процесс становления джазовых факультетов в учебных заведениях.
    Большая часть справочника посвящена джазовым персоналиям - не только музыкантам, но и критикам, журналистам, пропагандистам и организаторам фестивалей.
    Издание рассчитано на широкий круг заинтересованных читателей.
    узнать подробности и купить эту книгу

    Страницы: <<123>>

    Напечать Мошков К. "Индустрия джаза в Америке" Версия для печати


    Если не получается сделать заказ. Не отчаивайтесь - просто напишите письмо на info@piterbooks.ru или позвоните нам по телефону: +7(952) 23-000-23
    Так же Вы можете бесплатно послать нам Обратный звонок запрос - мы перезвоним


    сравните цену на Озоне |


    С этой книгой так же покупают:

    Наши друзья Новости Ближнего Востока история и современность. Есть ли пути выхода из Сирийского кризиса.
    книжный интернет магазин Приходите в наш книжный интернет-магазин: книги по истории Шумера, Скорбь сатаны Лакан и Фрейд